Психолог о канонах красоты: «Почему женщины злые? У них стресс, но они не могут его заесть»

Критерии красоты меняются из столетия в столетие, и то, что называли красивым, через некоторое время может показаться ужасным. Мы понимаем, что женщины, изображенные на полотнах Рубенса или Тициана, в свое время были прекрасны, но современные медики, глядя на них, отмечают не только целлюлит и лишний вес, но и искривление позвоночника, лордоз, кифоз, артрит и прочие «прелести», которые были следствием не очень здорового для современного человека образа жизни.

О моде на внешность, стремлении соответствовать модельным стандартам и поиске своей телесной индивидуальности рассуждает психолог, гештальт-терапевт, кандидат психологических наук Наталья ОЛИФИРОВИЧ.

«А мне, Онегин, пышность эта…»

Столетия назад, когда пышнотелые женщины позировали перед великими художниками, критерий красоты был прост: чем выше был достаток человека, тем чаще он мог позволить себе есть, – и тем полнее были и женщины, и мужчины. То есть пышность форм свидетельствовала о жизненном успехе и социальном статусе.

Еще в 1950-1960 годы царствовали женщины с фигурой «песочные часы»: с большой грудью и внушительными бедрами, как у Мэрилин Монро. В 1990-е подиумы украшали уже худосочные барышни, а врачи заговорили о том, что мода на худобу приводит к потере здоровья. Анорексией и сегодня чаще страдают девушки – ведь именно они в наибольшей степени подвержены такому социальному явлению, как мода. Становление идентичности происходит в подростковом периоде, в 14–16 лет, и в этом возрасте девочки наиболее уязвимы. Девушка либо приобретает уверенность в себе, либо будет искать ее через других людей, социальные стереотипы, идентификацию с важными для нее социальными группами. И если это группа женщин, которые могут позволить себе заниматься только своей красотой, обычная девушка, не имеющая такой возможности, будет постоянно находиться в тревоге и стрессе.

Есть семьи, в которых женщины из поколения в поколение были стройными и миниатюрными. И еще в 1960–1970-е годы девушки такого склада, выходя замуж, подвергались насмешкам. Мать могла сказать сыну: «Что ж ты такую худую взял? Может, она больна?» Низкий вес считался ненормальным – вспомним советских физкультурниц в сатиновых трусах… И всегда были барышни, принадлежавшие к другому роду, где у всех хороший вес и здоровый аппетит. Соответствовать какому-то одному идеалу и той и другой женщине невозможно.

Сегодня в умы на уровне психологии вносится тема индивидуальности, поиска своей идентичности и места в мире. Но почему-то никто не говорит об индивидуальности на уровне телесности. Все ищут себя, иногда самыми дикими способами: делая татуировки и пирсинг, изучая восточные учения или бросаясь в какие-то религии, – и мы относимся к этому спокойно. Но когда человек начинает искать свою телесность, общество непреклонно. Есть критерий: отними от своего роста в сантиметрах 110 – и получишь свой вес. Если ты весишь больше, значит, «жирная». Ты не имеешь права на счастье, не будет тебе ни принца, ни дворца, ни счастливой семьи, ни детей… И только в последние годы медики начали говорить и писать о том, что критерии моды и красоты совершенно не жизненны. Почему так популярны тренинги по похудению? Потому что многие женщины всю жизнь ведут борьбу с собой. Такая женщина полгода худеет, набирает идеальный, по общепринятым меркам, вес, но для ее тела он совсем не идеален: в ее роду десять поколений женщин в возрасте 40 лет весили 80 килограммов. Они хорошо себя чувствовали, не страдали от болезней, работали, любили, рожали. Но в наше время их потомок считает, что свои 80 надо убавить до 65. Но сколько бы вы ни держали дверь, в которую ломится голодный медведь, все равно зверь ее проломит. В результате женщина, сорвавшись, стремительно набирает то, от чего так мучительно избавлялась, да плюс еще десяток килограммов. Тело мстит за то, что с ним обращаются некорректно, пытаясь вогнать в стандарты, которые ему не подходят.

Худая – красивая – злая

Когда на прием приходят зрелые женщины, недовольные собой и все время мучающие себя «во имя красоты», любой психолог будет искать аутоагрессию: почему она злится на себя? Обычно это связано совершенно с другими сферами жизни: с неуспешностью в профессии, плохими отношениями с родителями, проблемами в личной жизни. Наше тело – самое простое, что у нас под рукой. Поссорилась с любимым, злюсь на себя – два варианта поведения: либо наказываю себя и не ем, либо наказываю и ем все подряд. Для многих людей манипуляции с собственным телом становятся привычным способом выживания.

Злости, раздражения, агрессии у наших женщин накапливается много, потому и эксперименты с телесностью бывают такими частыми. Одна из моих клиенток за свою жизнь сделала 15 пластических операций: начала с подтяжки век, а сегодня раздумывает, не вставить ли ей в ноги штыри, не полежать ли со сломанными костями, чтобы стать выше. Она прошла липосакцию, несколько операций на груди, перекроила себе лицо. Я вспоминаю эту женщину – кстати, очень красивую: у нее цветущий невроз, она все время дергается… Ее брак трещит по швам, потому что муж говорит: «Я боюсь прикасаться к ее груди, вообще боюсь к ней прикасаться…»

В нашей жизни все контекстуально: в одной ситуации правильно взять пистолет и выстрелить, в другой это будет уголовным преступлением. Если женщина кормит грудью, ей нельзя ограничивать свой вес посредством диет. А когда малыш подрастет, она может заняться фигурой – но снизить вес без насилия и не ругать себя, если не все получается сразу. К слову, неврозами по поводу своей телесности страдают в основном женщины, у мужчин самооценка выше. А женщина до сих пор мыслит старыми категориями: чтобы быть счастливой, надо быть божественно красивой, сексуальной, уметь себя продать. Мой знакомый из Канады впервые приехал в Беларусь, походил по Минску и сказал, что здесь на улицах сплошь фотомодели. На Западе современные девушки ценят себя за научную степень, уровень заработка, интеллект. У нас девушки хотят быть и успешными, и красивыми – и достигают этого. Но какой ценой? В результате все женщины у нас злые. Надо много работать и при этом во всем себе отказывать, надо держаться. У меня стресс, но я не могу его заесть. Мне остается все время сдерживаться. Но если заткнуть трубу, дом в конце концов взорвется… Я не говорю, что надо растолстеть до 120 килограммов и радоваться этому. Но должны быть разумные критерии.

Женщина в «Лексусе»

В наше время в сознании людей многие вещи сопряжены. Например, для женщин с достатком и успешностью дорогая машина сопряжена с настоящей любовью и шикарным мужчиной, домом – полной чашей и счастьем. Но на «Лексусе» может ездить девушка, родители которой продали дом в деревне, и она, вполне вероятно, снимает квартиру с четырьмя подругами. Они спят на двухъярусных кроватях, как в китайском общежитии, и она отказывает себе во всем, чтобы заправлять машину…

Сегодня деньги позволяют решить практически любую проблему внешности, смоделировать практически любую фигуру. Но любая операция – это всегда риск. И когда человек ложится «под нож», важно, чтобы он понимал, что на самом деле хочет получить в результате. Обычно хотят получить счастье, хотят отношений, чтобы их любили и принимали любыми. И в этом заключается парадокс.

Беда в том, что в нашем обществе рядом с каждым – не поддерживающие люди. На каких-то жизненных этапах каждому нужна поддержка. Если девочка в шесть лет слышит от мамы, что она красавица, если в 12–13 лет родители поддерживают в ней самоуважение и ощущение, что принимают ее любой, – в частности, независимо от ее веса, – такие принимающие родители со временем становятся частью внутреннего «я» этой женщины. И когда в 27 лет она родит ребенка и поправится, то скажет себе: «Я молодец, я родила ребенка, и сейчас у меня немножко другое тело, но оно придет в норму». Если же на вопрос «я красивая?» мама отвечает девочке: «Обычная», «чтобы дочь не загордилась», – возникает другая ситуация. Девочка вырастает, а внутри нее остается ядовитая мама, и всякий раз, когда дочь смотрит в зеркало, мама, как призрак, незримо появляется за ее плечом и говорит: «Ну что, корова, опять поправилась на три кило? И зубы у тебя кривоваты, и ноги короткие, и волосы редкие, и вообще…» Кроме мамы на нас, конечно, влияет социум. Если когда-то вы были в отношениях, где вас убедили, что вы нехороши по какому-то критерию, если вам пришлось запрессовать внутри себя большое количество боли, страха, стыда за свою телесность, в дальнейшем вы будете всю жизнь стараться получить подтверждение, что вы красивы.

Царевич и жаба

К слову, именно об этом – о внешности и об отношении к ней – народная сказка про Царевну-лягушку. Статусный мужчина хочет жениться на ровне, но ему достается жаба. И несмотря на то, что она и хлеб печет лучше других, и рубашки вышивает, и пиры устраивает, и все в окружении этого мужчины восхищаются ею, он не может ее принять. Тогда он атакует ее внешний вид – сжигает ее жабью шкурку. Интересный момент: по классическому сюжету сказки, эту шкурку на свою дочь надел когда-то отец, Кощей Бессмертный, «за то, что Василиса умней отца уродилась». В подростковом возрасте для девочки важно мнение отца и его подтверждение возникающей у нее сексуальности. На этом этапе взросления девочка то «случайно» пройдет полуголая перед папой, то в ванну дверь не закроет. И он должен смущенно кашлянуть, а потом сказать маме, но так, чтобы дочь услышала: «А девочка-то наша выросла красавицей!» Такое подтверждение своей привлекательности от взрослого мужчины – для девушки своего рода инициация. В сказке речь идет о ситуации, когда отец не смог совладать со своими агрессивными, а возможно, и сексуальными импульсами и сделал дочь непривлекательной. Если в вышеописанной ситуации он ведет себя неправильно, девочка-подросток неосознанно уродует себя: появляется лишний вес, случаются подростковые эксперименты с внешностью…

После того как Иван Царевич сжигает лягушачью шкурку, жаба говорит: «Не ты на меня ее надевал, не тебе и снимать». То есть функцию психотерапевта для жабы ее мужчина на этом этапе выполнить не может. Ей нужно время – в сказке это три года.

Впрочем, закончилось все хорошо: истоптав сколько-то пар сапог, царевич все же сразился с папой-Кощеем. Тот ему был не соперник: у Кощея только одно яйцо, да и то в утке – зайце – сундуке. Это про то, что негоже девочке с отцом оставаться, она должна найти себе партнера, который сумеет «убить» в ее душе образ отца. То есть избранник должен стать лучше отца девочки. Потому что если для нее папа лучше всех, ей очень сложно полюбить. Она всех сравнивает с отцом и говорит: «Мой папа меня любил, он говорил мне «моя принцесса», а ты заставляешь меня мыть посуду!»

Самопринятие очень важно для женщины. Здоровое отношение к себе – это готовность менять то, что мешает жить, и готовность принять то, что изменить невозможно. Известно, что 20 процентов изменений обычно приносят 80 процентов пользы, а остальные 80 процентов изменений – только 20 процентов пользы. И надо найти эти правильные 20 процентов.

Часто мы видим, что толстушки с легким характером счастливы в браке, а женщины типа «худая – красивая – злая» одиноки. Так что же этим мужикам надо?! Но ведь мир не черно-белый. Если бы выбор производился по критерию «толстая – худая», то большинство современных мужчин выбрало бы женщин с умеренным весом. Но в дело включаются дополнительные критерии, и их множество: характер, социальный статус, образование и даже материальное положение… Мир разнообразен, и в нем найдется место каждому.

 

Поделиться с друзьями:

Добавить комментарий