«Ресницы клеили чуть ли не на канцелярский клей». Вспоминаем секреты красоты из СССР с Ларисой Лабутиной

До войны в Советском Союзе индустрия красоты развивалась не повсеместно – в основном в Москве, Киеве, Ленинграде. И томные красавицы 1920-х, и спортивные комсомолки 1930-х время от времени решали свои бьюти-проблемы с помощью специалистов. А потом была война, после которой народное хозяйство пришлось восстанавливать. До сферы косметологии у властей БССР руки дошли только в 1956-м… Наш гость – Лариса ЛАБУТИНА, практикующий косметолог, мастер международного класса, судья чемпионатов и конкурсов по прикладной эстетике, преподаватель, воспитавшая несколько поколений специалистов салонов красоты Беларуси.

Красота требовала жертв

В 1956 году в Минске открылся первый кабинет косметологии в БССР, там работала моя мама. Я пришла в эту сферу немного позже, когда был первый выпуск косметологов в Беларуси. Дипломы получили четыре специалиста на всю республику, в том числе и я.  В те времена не существовало разделения на врачебную и эстетическую косметологию. Специалист совмещал в себе функции косметолога, косметика и визажиста. В косметических кабинетах выполнялись в основном процедуры, которые сегодня находятся в ведении врачебной косметологии. В 1970-е среди моих клиентов было много солдат – мальчики с фурункулезами и акне, а также девочки-подростки с теми же проблемами. Не было ни техники ухода, ни информации, ни нужных препаратов. Девочки и мальчики просто стояли у зеркала и «выдавливали угри», занося в ранки инфекцию. В первых косметических книгах рекомендовалось при акне мыть лицо горячей водой с мылом и протирать камфорным спиртом. Это обжигало кожу и стимулировало сальные железы, провоцируя повышенную выработку себума. До всего приходилось доходить опытным путем. В те времена люди были далеки от понятий «здоровый желудок», «правильный гормональный фон», а о правильном питании и речи не шло. Помню, у меня в кабинете висел плакат, который я нарисовала сама: «Одна конфета = два прыща».  Выполнялись и чистки лица – то, что сегодня назвали бы пилингами. Работали мы «салицилкой», которая сейчас, через 50 лет, преподносится как открытие в сфере отшелушивания кожи… Пилинги были очень травматичными и неконтролируемыми. Если сейчас мы понимаем, на какой уровень кожи воздействует гликолевая кислота, то в 1970-е пилинги напоминали рулетку: кому как повезет. Последствиями могли быть и химический ожог, и рубцы, и вторичная пигментация. И это была очень болезненная процедура. Сегодня болевые ощущения блокируются, а создатели современных формул пилингов заботятся о том, чтобы даже при неграмотном использовании препарат не нанес серьезных травм коже.  Были и омолаживающие процедуры – массажи. В Беларуси существовала очень сильная школа массажа. Использовался знаменитый «русский массаж Ахабадзе» в трех вариантах: для жирной и пористой кожи, для увядающей кожи и массаж по крему. Массаж стоил 1 рубль 95 копеек. Это было довольно дорого – сопоставимо со стоимостью килограмма хорошего мяса. Если люди хотели оставить чаевые, то давали 2 рубля, а 5 копеек сдачи косметолог мог оставить себе. Кремы и маски готовились в аптеке по утвержденной рецептуре. Открою страшную тайну: половину из того, что использовалось, мы готовили сами. Я варила кремы, тушь и помаду. В 1970-е в Минске на улице Горького (ныне – Богдановича), 53, открыли первую в республике клинику врачебной косметологии. Город был в трепете, ведь услуги, как теперь сказали бы, бьюти-сферы стали доступны всем и каждому, а лучших специалистов собрали в одном учреждении. Я была одной из немногих, кто отказался от приглашения работать там. Дело в том, что я увлеклась декоративной косметикой.

«Ресницы клеили чуть ли не на канцелярский клей»

Вскоре я вошла в сборную Советского Союза по декоративной косметике. У нас была очень сильная команда – специалисты из Питера, Москвы, Минска и Латвии. Потом стали говорить, что это политический момент: должна быть представлена география – Туркмения, Узбекистан… Я вернулась из Москвы в Минск и ушла в теорию – восемь лет разрабатывала новые макияжи, нестандартные подходы к лечению волос, восстановлению кожи и коррекции фигуры. И все это с учетом тех препаратов, которые были в наличии у советских косметологов и визажистов.   В Советском Союзе не производилась декоративная косметика. Это было очень интересное время: тени, тушь, помады контрабандой привозили из-за границы, как пластинки. Мы с ночи стояли в длинных очередях в московские косметические магазины, чтобы купить югославские тени или польскую помаду. Чтобы нарисовать стрелки, использовались карандаши для рисования «Живопись». При разбавлении водой они давали эффект жидкой туши, и можно было нарисовать тоненькую стрелочку художественной кисточкой. Для создания растушеванной стрелки использовался карандаш «Стеклограф» – он был более жирным и давал эффект, как сейчас сказали бы, smoky eyes. Был театральный грим невероятно низкого качества – и наши актрисы, и дикторы телевидения «теряли» кожу молниеносно. Такая «штукатурка» быстро съедала кожную влагу, появлялась сеточка морщин, потому что в основе грима были продукты нефтепереработки.  В те годы в моде был «большой макияж» – с огромным количеством блеска и послойным нанесением румян. К слову, скульптурирование лица – это не новое, а хорошо забытое старое. Мы это делали в начале 1980-х…Тональные средства тоже были очень низкого качества. Ресницы мы клеили чуть ли не на канцелярский клей.  Позже в Союзе появилась знаменитая палетка теней польской фирмы «Полена»: зеленые, особо полюбившиеся нашему народу голубые, а также коричневые и белые тени. Если у вас зеленые глаза, то рекомендовали зеленые тени, если серые или синие – соответственно, тени должны быть голубыми… Это было полное безобразие! Ведь глаз – прозрачный орган, и когда, положим, дама наносила зеленые тени, ее зеленые глаза теряли яркость, и получался эффект «глаз вареной рыбы». Чтобы те же зеленые глаза проявили свою красоту, надо использовать контрастные тона – например, сиреневые, лиловые, бордовые. Это закон сочетания цветов: обломайте листья сирени – и ее цветы уже не будут такими сиреневыми.

«Я не волшебник, я – спецназ»

Первая ошибка современных женщин – они перекладывают на косметолога ответственность за свои красоту, молодость и здоровье. Но ведь специалист работает с вами раз в неделю по два часа, а то и реже. А вы с собой – всю жизнь, и спрос, вообще-то, с вас. Косметолог – просто профессиональный помощник, куратор, и, по сути, без него можно обойтись. Может быть, я нанесу вред косметической монополии, но готова ко всем камням, которые бросят в мою сторону. Возвращаюсь к «старинным рецептам», ведь всю ту тяжелую некачественную косметику, которой мы пользовались в 1970–1880-х, надо было чем-то смывать… Современные женщины для демакияжа используют молочко, бифазы, гели. К слову, косметическое молочко подойдет для очищения кожи в том случае, если на лице не было декоративной косметики. А для демакияжа вы раз в два-три месяца покупаете 200 граммов хорошего оливкового масла. Сегодня в самые дорогостоящие бифазы известных европейских фирм в качестве действующего вещества входит так называемый сквален (сквалан) – фракция оливкового масла. Возьмите хороший ватный тампон (три четыре сложенных вместе ватных диска), окуните в зеленый чай или отвар трав и на этот теплый влажный тампон нанесите оливковое масло. Приложите два таких тампона к глазам, подержите. Такой способ любую косметику снимает идеально. Потом так же снимите помаду и тональное средство. Только не надо тереть! Это первый этап демакияжа. Демакияж нельзя совмещать с умыванием – это слишком жестко, особенно для нежной кожи вокруг глаз. Следующий этап – пенка или гель для умывания. Вместо пенки можно взять «Геркулес», смолоть его в блендере, добавить по желанию сливки, кефир, чай, злаковые, кедровые орешки – сделайте ту кашку, которую могли бы съесть, и умойтесь ею. А потом протрите лицо кубиком льда. Как видите, стоит все это недорого, а результат порадует.  И вот тут первый секрет красоты и здоровья кожи – это время. Умываться надо долго, добавляя пальчиками воду и тщательно промывая крылья носа, боковую поверхность лица, лоб, верхнюю губу, шею, которая так рано старится. В наше время женщина как бешеная три минуты моет лицо и три – голову. Отведите умыванию 10 минут и столько же посвятите мытью волос – и у вас будут другая кожа и другие волосы.  Если времени на себя не хватает, это значит, что вы его неправильно распределяете. Полчаса ничего не решат в вашей жизни, учитывая серьезность вопроса ухода за кожей. Гимнастику для лица можно найти в Интернете или научиться ей на курсах. Если вы заботитесь о своей красоте регулярно, то поход к косметологу – это подарок себе, а не панацея от всех бед. Я не волшебник, я – спецназ. Я помогу. Но, как говорит моя подруга – пластический хирург, «я работаю с той кожей, которую мне принесли: это может быть кирзовый сапог, а может быть лайковая перчатка».  Второй секрет красоты – это состояние психики. Если у женщины нарушено психоэмоциональное равновесие, нет смысла ходить в салоны красоты и покупать дорогостоящие кремы, не помогут даже ботокс и пластика. Когда наша женщина идет к специалистам? «Меня бросили», «меня не любят», «меня уволили», «я старею»… Ее организм, в том числе и кожа, уже в стрессе, а она устраивает ей стресс на стресс. И эффект процедуры будет кратковременным. Если вы выстроили правильную структуру своей жизни со сладким сном, с прогулками на свежем воздухе, правильно распределенным временем – вот тогда работа со специалистом даст прекрасные результаты.  Когда вы и сами все делаете правильно, то к специалисту приходите не за красотой вообще, а за конкретной процедурой. Надо что-то добавить к вашему ежедневному уходу, и вы добавляете: и ботокс, и уколы, и мезотерапию, и пластические операции – все, что предлагает современная бьюти-индустрия. Красота – это не дорогостоящие процедуры. Это внутренняя дисциплина и самоуважение. А время и деньги просто надо уметь распределять.

Формула красоты

Когда дело касается такого органа, как кожа, любая, даже умная и образованная, женщина теряет здравый смысл. Происходит зомбирование нашего сознания людьми, которые заинтересованы продать препараты, услуги, технику. И женщина перестает мыслить критически. Скажи ей: «Сегодня на утренней пробежке у вас была тахикардия, давайте сделаем вам операцию на сердце» – и она ответит: «Да вы что?» Так почему же, заметив морщинки, женщина готова лечь под скальпель? Надо просто дать коже возможность получать строительный и питательный материал, и она уберет все лишнее сама. Нужны массажи, правильные препараты, умение следить за своей мимикой. Каждый человек к 40 годам отвечает за свое лицо – превалирующие эмоции создают на лице рисунок. Морщины формируются внутри, это следствие заломов на круговой мышце глаза или других мышцах лица. Мы просто устраняем мышечный спазм – и морщины «проходят».  Если бы женщины, рискующие своей жизнью, уродующие свою судьбу, впадающие в депрессии, патологические состояния и дикий страх постареть, заботились о своей душе так же, как заботятся о своем теле, то выглядели бы они на десять лет моложе. Чтобы сохранить молодость и красоту, надо убрать из своей жизни все, что нас разрушает. И в первую очередь это неправильные мысли. У женщин, которые живут разумно, красиво и достойно, и с лицом, и с фигурой все в порядке. Я не против никаких бьюти-процедур – они дают прекрасный эффект. Я и сама попробовала кое-что из современных методов. Но плохо, что эти процедуры просто вошли в моду. Одна из ошибок современных женщин – неосознанность действий. С возрастом в женском организме начинает снижаться гормональный фон, но организм запускает механизм заместительной терапии. То, что компенсирует недостаток гормонов, – это жир: живот, бедра, ягодицы. А мы его убрали – и клиентка говорит: «Я состарилась в одночасье! Бледная обвисшая кожа, тонкие веки…» А зачем же идти на липосакцию в постклиматерический период? Свой жир надо было беречь как зеницу ока, ведь он делает вас молодой! Надо было не ложиться на стол хирурга, а идти в спортзал: фигура подтянулась бы, а жир остался. Никогда нельзя выходить из своих берегов. Если в юности вы весили 50 килограммов, а в 50 лет – 100, вы разрушили свою красоту. Но набрать 10 килограммов в постклиматерический период по сравнению с весом в 25–30-летнем возрасте для женщины естественно. А вообще, мадам Шанель говорила: «Плохая фигура – это не рост, не вес и даже не пропорции. Плохая фигура – это фигура, перепуганная с головы до ног». Если женщина не умеет нести свое тело, у нее всегда плохая фигура.

Автор Диана РОНИНА

Поделиться с друзьями:

Добавить комментарий