Замуж за иностранца

Длительное время я проживаю на Балканах и о ментальности местных мужчин знаю не понаслышке. В Черногории, которая стала моим вторым домом, я встретила свою вторую половинку. Сразу оговорюсь, типичным «мужчиной с гор» он не является. Мой муж, скорее, европейского склада. Он часто путешествует по работе в разные уголки нашего прекрасного мира и по манере общения и поведения напоминает жителя Европы. Но раз-два в месяц в нем все-таки включается «черногорское сознание». В чем его суть? Представьте семью, возвращающуюся из магазина: сумки несет не муж, а жена, и даже если ей очень тяжело, он помогать не станет. Заседания по местным кафе по полдня за чашкой кофе – это святое для каждого черногорца, а вот помощь женам в быту вообще вне круга их занятий, разве что изредка. В основном, в таких семьях женщина находится на правах служанки. Кстати, с маленькими детьми часто сидят именно мужчины, тогда как жены выходят на работу. Конечно, существуют исключения – даже на Балканах. И здесь мне повезло. Но вспышки «черногорской принадлежности» нет-нет, да и напоминают о себе. Теперь уже с улыбкой вспоминаю, как мой молодой человек однажды в аэропорту попросил заодно с моим багажом потащить и его огромный чемодан. Я, естественно, указала ему на свой слабый пол…

А вообще, меня всегда интересовало, почему некоторые девушки так мечтают выйти замуж за иностранца, а некоторые, наоборот, отдают предпочтение мужчинам своей ментальности. И какие они – их иностранные избранники? Чем отличаются от белорусских мужчин?

Автор: Ирина Прохоренко

 

Виктория Зузу, замужем за арабом

Познакомились в моем родном городе, я была студенткой первого курса, а он учился в этом же университете на подготовительном факультете. Так, в один из дней, мы случайно и увидели друг друга в месте встреч студентов – буфете. Я словила на себе пристальный взгляд молодого человека неславянской внешности и подумала: «Только этого мне не хватало». И быстро ушла, испугавшись, что если задержусь, начнется новая история в моей жизни. Но дня через три, когда снова сидела в буфете с подругой, он снова прошел мимо. Заметив меня, сделал разворот на 180 градусов и стремительно направился к нашему столику. Теперь мне не хотелось бежать, он меня заинтересовал. Довольно скоро мы поженились.

Есть много отличий в менталитетах арабского мужчины и славянского. В жизненных ценностях арабов семья занимает первое место. И под семьей подразумеваются не только ближайшие родственники. У них принято каждый день общаться с матерью, ведь «рай находится под ногами матерей».

Арабы щедры и гостеприимны. Если ты зашел к арабу в гости даже на 5 минут, то без угощения не уйдешь. Арабы вежливы, обходительны, проявляют большое уважение к собеседнику. Свою женщину они оберегают, они знают с юных лет, что сами должны обеспечивать свою семью.

У арабов «сладкий» язык. Они умеют окружать такой заботой и вниманием, что другие мужчины просто сливаются в одну большую серую массу.

Большинство не пьют алкоголь. Благодаря супругу я тоже не пью. С ним появилась уверенность, что мой мужчина никогда не пойдет налево, и это приятно осознавать.

Арабские мужчины – замечательные отцы, они любят детей, находят с ними общий язык с первой же секунды, балуют их, что для нас, славян, может показаться даже чересчур. Существует много романтических историй славянки и араба с плохим концом, но все люди разные, и такие истории есть везде.

В нашем случае, конечно, также имеются барьеры, но все решаемо, когда есть любовь. У нас разные религии, но мы оба и наши с ним семьи приняли это. Хотя я понимаю, что в будущем эта тема нас еще коснется. Но я не вижу в его религии чего-то «неправильного».

В арабской семье мужчина бог. И если вы очень эгоистичная натура, араб вам не пара. У меня случаются командирские замашки, грубый тон, что приводит к большим проблемам. Для арабского мужчины нет ничего хуже неуважения. А мы, свободолюбивые, независимые славянки, привыкли говорить то, что думаем, прямо в лоб. От этого мне сложно отучиться. Хотя за эти годы я многое меняла в себе и не жалею: я всецело доверяю супругу и знаю, что плохого он мне не желает.

 

Алина Айронэ, замужем за итальянцем

С будущим супругом мы познакомились 12 лет назад. Я приехала в гости к тете, она живет в Италии достаточно давно. Алекс, мой тогда еще будущий муж, был другом моего двоюродного брата. Мы далеко не сразу начали встречаться, долго просто дружили. Серьезных отношений он на то время не хотел. Его любовь еще нужно было завоевывать! Я тогда работала стюардессой и при каждой возможности летала в Милан – там и встречались. Роман проходил на расстоянии, но в конце концов Алекс сделал мне предложение.

Свадьбы было две – на моей родине и в Италии. У нас тогда, в декабре, лежал снег, стоял трескучий мороз и светило солнце. Муж был весьма впечатлен настоящей зимой. В Италии брачные церемонии проводятся только летом. Там два типа свадеб: либо вас расписывают в Коммуне (что-то сродни нашему ЗАГСУ), либо венчают в костеле. Перед венчанием будущие супруги должны ходить на курсы к священнику, чтобы познавать таинство брака. Такой вид церемоний не очень популярен. Сейчас большинство пар расписываются, а потом организуют прием гостей, что-то наподобие выездной церемонии. Именно такой стала наша вторая свадьба, «итальянская».

Местные мужчины очень избалованы своими матерями. Большинство итальянок рожают поздно, и ребенок всегда долгожданный. Маменькины сыночки до последнего живут с родителями. Знаю и тех, кто до 40 лет жил с мамой и только потом женился. Славянские мужчины более самостоятельные, исторически привыкли работать, выживать, достигать каких-то целей. В итальянских семьях мужчины часто не несут «общей» материальной ответственности, расходы делят пополам, у них нет роли добытчика. Женщина и мужчина независимы даже в браке.

Особых барьеров у нас с Алексом нет, но в каких-то моментах мы не сходимся. Однако это зависит не от ментальности, а характера людей. Я очень стремительная, быстрая, постоянно куда-то бегу. Супруг – спокойный, не пытается прыгать выше головы и принимает жизнь такой, какая есть.

Статус жены для итальянцев много значит, они очень бережно относятся к своим женам. За это я безмерно уважаю своего супруга и, конечно же, безумно его люблю.

 

Татьяна Кухарева-Бойко, замужем за белорусом

Во мне жил таракан – «не белорус» называется. Близкие подружки считали так же. Соотечественники нам не нравились, мы грезили, что однажды в путешествии встретимся глазами, и… «Пока смерть не разлучит». Правда, одна из нас вскоре нашла свое счастье мало того, что в Беларуси, так еще и в своем родном провинциальном городке. А мы продолжали ждать. Я работала в Могилеве, когда познакомилась с Ним. Теймур жил в Азербайджане.

Нашли друг друга банально – на сайте знакомств. Как-то раз я уже собиралась удалить свою страницу, но вдруг «булькнуло» сообщение. Разговорились. Дружили более полугода. А потом поняли, что скучаем друг без друга, и вовсе не как друзья. Я приехала в Баку в состоянии влюбленности, была очарована городом, людьми. Мне все нравилось.

Знала, что у Теймура невеста, но он меня уверял, что вот-вот разойдутся, что он ненавидит ее и т. д. Мое сердце разрывалось, но я согласилась ждать. И еще сочувствовала кавалеру: бедный, несчастный, родители сами нашли невесту, навязали ему…

Азербайджанские мужчины при желании могут быть очень красивыми, ухоженными, внимательными. Таким был и Теймур. Он восхищался мной. Исполнял любую прихоть. И в то же время я обожала некую властность в нем. Высокий, физически органичный, модельная внешность.

Сочетание нежности и брутальности покорили меня раз и навсегда. То, чего мне не хватало в белорусских парнях. За этой фактурой не разглядела главного: вранья, трусости и грязи.

Красиво начавшаяся история закончилась мерзко и с потерей беременности для меня. Я выяснила, совсем случайно, что у него давно семья – плюс несколько таких «Танечек», как я. Сказать, что мне было больно, не сказать ничего, но я нашла силы отвергнуть его. И вот тут началось.

Он превратился в чудовище: не было и дня, чтобы он мне не угрожал отправить на тот свет. Было страшно. Я всего и всех боялась. Позже мне стали звонить его родственники и проклинать (видимо, это был очередной его раскрывшийся роман, и он оклеветал меня, чтобы выпутаться самому). Меня грозились найти и «оторвать ноги, руки и голову». Я боялась собственной тени, 24 часа в сутки жила в стрессе: не спала, не ела. До сих пор не знаю, как выжила в тот период.

Я начала вспоминать, как все было против: каждый раз при бронировании билета на самолет то компьютер зависал у сотрудника, то билетов вдруг не находилось вообще, то самолет не мог взлететь, а потом сесть… Вспомнила и маму, которая на мой рассказ о Теймуре почему-то встревожилась и обронила фразу: «Боже, не допусти беды». А я ни на что не обращала внимания!

С того момента все мои мысли, вся моя жизнь закрутилась возле нерожденного сына. Не было и минуты, чтобы я не умоляла Бога вернуть мне сына. Близкая подруга говорила: «Как Бог вернет тебе его, если ты в упор не видишь не то что мужчин – людей».

Возвращаясь с работы, я спешила быстрее добежать до подъезда, чтобы не встретить беременных или мам с детьми. Это было похоже на сумасшествие: если они попадались на пути, я от боли и темноты в душе опускалась на тротуар и рыдала – в нарядном костюме, на ногах шпильки… Дома сидела, не включая свет, могла несколько дней не есть, а потом грызть кусок хлеба. Твердила одно и то же: «Бог, верни мне сына. Я буду славить тебя всю свою жизнь».

В один момент я поняла: надо все менять. Написала заявление на увольнение «в никуда». Пришли спокойствие и железобетонная вера. Перед уходом съездила в Брестскую область к известному старцу делать репортаж о чудо­творной иконе. Встретилась с батюшкой, он открыл икону. Я смотрела на лик Богоматери и сотрясалась от рыданий. Мысленно молила ее о возвращении сына. В этот момент батюшка тронул меня за плечо: «Не лей слезы, дочка, скоро сыночек твой придет. И город поменяешь, и сразу замуж выйдешь». Я остолбенела…

Мне сказали, мол, представляй будущего сына. Утром выходила на балкон, смотрела в небо и говорила: «Доброе утро, сынок, мой белокурый мальчишка с черными глазками». И так же желала ему спокойной ночи.

А потом приятельница по университету предложила перебраться работать в Минск. И хотя для всех там я была «не от мира сего», будущий супруг сразу распознал во мне родную. Я же, напротив, Дмитрия никак не рассматривала. Не мой типаж. Да еще и младше!

Коллега и по совместительству мой руководитель, он брал на себя всю вину за промахи в телеэфире. Его лишали премий – порой от зарплаты оставались сущие копейки. Я переживала, но он смеялся: мол, друг на то и друг, чтобы помочь. А когда возвращалась домой, таксист у подъезда вдруг вручал мне охапку роз или лилий. Дома цветы были везде. А я понять не могла: от кого? Близкие друзья твердили мне, что Дима влюбился, а я лишь отмахивалась, настолько «несерьезной» выглядела эта простота и легкость.

Под Новый год я вышла в магазин – а возле подъезда на лавочке стоит елка моей мечты, вся в огнях, с золотистыми и красными шарами, как в детстве, когда ее украшал мой папа. Когда отец умер, елок в семейном доме не стало. Я с 6 лет мечтала о елке и позже загадала – мне ее подарит будущий муж. Я позавидовала тому, для кого это привезли. А вернувшись, увидела на подъезде растяжку: «С Новым годом, Тань». Елки уже не было. Значит забрали те, для кого предназначалась. Наговорив Дмитрию по скайпу кучу гадостей, я услышала: «А елку-то хоть видела?» Оказалось, она предназначалась мне. И ее украли. Я расплакалась. Дмитрий приехал и сказал мне: «Елку найду». Поднял на ноги милицию, прошелся по всему поселку. Искали и стар, и млад. И – нашли!

Как же я прыгала, и смеялась, и плакала: елка в кадке. Живая! Откуда он знал, что я не люблю срезанные? Сделал для меня чудо. Я лежала в темноте под своей елочкой и нюхала запах леса. В дверь позвонили и вручили мне… Подарочный пакет и огромную коробку. Там был торт в виде корабля с алыми парусами, а возле него – девушка. С корабля свисали съедобные ковры, и на одном было написано: «Тань, прости. Но я люблю тебя. Ты моя первая любовь. Я тебя ждал всю жизнь».

Он и про алые паруса угадал! Больше всего на свете я люблю море. И корабли. И тогда я

безумно нуждалась в море. Мне оно было необходимо, чтобы набраться сил. Открываю пакет и достаю сертификат на поездку к морю в любую точку планеты. А как он был написан! «Моя любимая девочка, я чувствую, что мои волны необходимы тебе. Приезжай, пожалуйста. Как можно скорее. Я, твоя вода, соскучилась по тебе. Очень жду тебя, мой большой друг. Твое Море»…

Рассказала Диме, что я не ванильная девочка, а дама с неврозами, а ему такая не нужна. Но Дима был непреклонен, его не пугали мои истерики. Отказывалась от его подарков, но он придумывал сто и один способ, чтоб сюрпризы остались у меня. И дарил мне прежде всего эмоцию, которую мне не мог за всю жизнь подарить никто.

Он как бы чуял мой путь. Например, я очень люблю сало. Иногда вечерком с соленым огурчиком я именно так и ужинала. Я обмолвилась на работе, что закончилось домашнее сало. Когда я вернулась домой, на моем столе лежала коробка, а в ней – огромная ракушка с метровой нитью натурального жемчуга и… сверток сала. Это было необычно, трогательно и забавно. Дима не добивался меня, не страдал, не делал ничего, чтобы мне было неловко. Каждый день он совершал поступок. Будь то слово, или дело.

Он знал, что я люблю свежевыжатый гранатовый сок и арбузное варенье. Ко Дню Татьяны купил билет на самолет и привез мне сок, варенье и огромную канистру с морской водой, на дне которой плавали ракушки…

С момента знакомства и до сложившегося пазла прошло ровно 4 месяца. Свадьбы у нас не было. Я хотела жить с мужем венчанной – и только. К сожалению, церковь не венчает тех, кто без штампа. И мы купили кольца, сделали гравировку на моем «Муж, данный Богом» и на мужнином «Жена, данная Богом». По пути из ювелирки попали под проливной ливень и там же, под ливнем надели друг другу кольца, а уже дома зажгли свечу из Иерусалима, которую я поклялась зажечь в самый счастливый день своей жизни – и попросили благословения у Бога. Так и поженились.

Окончательно я убедилась, что это моя судьба, когда во сне увидела отца (отец с 9 лет во снах сопровождал меня по жизни, предостерегал, советовал, у нас с ним мощная связь) и он сказал мне: «Доню моя, я ухожу теперь насовсем. Передаю тебя в надежные руки. Больше я за тебя не волнуюсь. Твой сын вернулся к тебе. Будь счастлива, дочка». Через неделю УЗИ показало, что я беременна.

Я постепенно влюблялась в Диму. Каждый день по чуть-чуть. А позже поняла, что это и есть мое счастье и что без этого мальчишки я не могу ни дня.

Вместе мы пятый год. Не так уж много. У нас двое ненаглядных мальчишек (кстати, Богдаша родился точь-в-точь каким я загадывала). Муж, выросший один в семье, оказался прекрасным отцом. За все годы ни разу не повысил на меня голос, хотя я иногда взрываюсь, ни обидел ни словом, ни поступком. Мой муж и полы помоет, и погладит, восточные мужчины никогда не «опустятся» на уровень жены, чтобы ей помогать.

Мы мечтаем еще о детях. Но в связи с очень плохими последними родами я боюсь беременности… Был такой момент. Как-то в роддоме увидела бокс, где лежали отказнички, и долго они у меня стояли перед глазами. Рассказала мужу, а он внезапно говорит: «Ты хочешь усыновить? Я только за».

Я летала в разные страны и города, а счастье тихонько ожидало, когда же я вернусь. За все эти годы не было ни дня, чтобы и перед сном, и каждое утро я не повторила: «Спасибо, Боже…»

 

Елена Симанова, замужем за турком

Наше с мужем знакомство романтичным назвать сложно. Я какое-то время жила в Стамбуле и решила отправиться отдохнуть на море в Мармарис. Имея за плечами неудачный опыт отношений с турками, поклялась всем своим друзьям, что еду исключительно купаться и читать книжку на пляже. И никаких курортных романов! Но ведь есть поговорка: хочешь рассмешить Бога – расскажи ему о своих планах. Это как раз про меня. В первый же день в Мармарисе во время вечерней прогулки познакомилась с будущим мужем. Как? Стыдно признаться, но я попросила открыть пиво первого попавшегося мужика. Как бы подтверждая стереотипы о русском алкоголизме. Но его это не отпугнуло.

Слово за слово – и вот я уже была приглашена на дайвинг на следующий день: собеседник оказался владельцем дайвинг-школы в Мармарисе. Я панически боялась нырять, но все-таки пришла. И больше не ушла. А ведь настроена была очень скептически и не хотела допускать даже мысли о том, что эти отношения могут перерасти во что-то серьезное.

Но потом пришлось выехать из Турции из-за визовых правил, и я думала, что на этом конец. Однако пошли постоянные переписки, звонки в скайпе – и вот я опять в самолете. Прилетела и больше не улетела.

Сейчас у нас подрастают две маленькие дочки, а муж иногда задумчиво смотрит на них и говорит: «Надо нам какую-то красивую историю знакомства для них придумать, а то спросят, как мама с папой познакомились, и что я им скажу? Что мама пиво попросила открыть? Нет, буду врать про коня!» А я и не против, пусть врет. Первый блин (это я про наше знакомство), может быть, у нас и комом, но зато какой результат: уже 3,5 года вместе! Это, конечно, не так много, но вполне достаточно, чтобы понять некоторые нюансы совместной жизни с турецким мужчиной.

Я всегда говорила, что люди ничем друг от друга не отличаются: два глаза, две руки, две ноги… Но здесь, в Турции, моя теория, кажется, начинает давать течь. Рук-то, может, и две, но частенько у меня такое ощущение, что муж свалился с луны. Например, обычно турки очень ревнивые. Слава Богу, меня это обошло стороной, но я знаю немало примеров, когда женщине нужно реальное разрешение от турецкого мужа или жениха, чтобы, например, сходить в магазин за продуктами. Иногда это конкретно оговоренные дни и время. Ревность везде и повсюду. Надо уметь лавировать.

Турки гостеприимны и радушны. Мы постоянно принимаем гостей. Если мы не принимаем гостей, то, значит, мы сами гости, и принимают нас.

Турки обожают детей. Прогуливаясь с ребенком, особенно если у него ярко выраженная славянская внешность, будьте готовы к тому, что его зацелует толпа людей. Могут даже деньги дать просто так, ребеночку на игрушку или шоколадку. Никогда не видела подобного проявления чувств от представителей сильного пола в наших широтах. Славянские мужчины сдержанны и холодны, не проявляют чувств на публике. Турецкие же – противоположность.

А в остальном – мужчины как мужчины. Любят вкусно поесть, посмотреть телевизор, чтобы в доме было чисто и уютно.

Что касается трудностей в интернациональном браке, то их предостаточно. Я бы особо выделила следующее: разные религии (я – православная христианка, муж – мусульманин), разные языки, разная среда, в которой мы росли.

По поводу религии всегда ведутся острые споры. Например, родители моего мужа не хотели, чтобы он женился на православной христианке. Один раз этот вопрос был поднят на семейном совете – я высказала свое мнение, что смена религии для меня недопустима. Вопрос закрыт, но некоторые моменты вызывают горячие дискуссии. Но эту проблему я решила чтением Библии и Корана, чтобы не быть голословной.

Второй немаловажный момент – язык общения в семье. Мы разговариваем на английском, так как оба свободно им владеем. Но! Я никогда не могу быть до конца уверена, что на 100% поняла своего мужа. Иногда мы можем поругаться из-за какой-нибудь ерунды, начинаем цепляться к словам, а в итоге выясняется, что сказанное было довольно безобидным. Когда оба партнера говорят на неродном для себя языке, то утрачивают способность шутить, иронизировать – даже просто излагать свои мысли так, как делают это на родном языке. Конечно, со временем у нас появился свой язык, эдакая смесь русско-турецко-английского. Появились свои сигнальные словечки, известные только нам, и это здорово облегчило коммуникацию.

Ну и, конечно, ментальный барьер в наших отношениях. Для меня это, пожалуй, самое сложное. Вот свежий пример – Новый год. Елка, мандарины, икра, шампанское, бенгальские огни. Но мне обязательно, просто обязательно нужно посмотреть фильм «Ирония судьбы, или С легким паром!». Ну не могу я без этого! А в новогодний вечер у нас вдруг отключают электричество, и я, лишенная своего фильма, плачу. Муж смотрит на меня, как на ненормальную: «Это всего лишь фильм, успокойся! Посмотришь его завтра». «Всего лишь фильм»! Так бы и убила. Завтра – совсем не то. И не объяснишь ведь…

Таких примеров очень и очень много, практически каждый день происходит что-то, напоминающее нам, какие мы разные. Но все-таки мы вместе. Я верю, что любовь может преодолеть любой барьер, даже ментальный.

Поделиться с друзьями:

Добавить комментарий