Дизайнер белорусских сумок: «Тот, кто говорит о дороговизне, не держал в руках Louis Vuitton

Max Mironov

Парадоксально, но мужчины часто знают, что нужно прекрасному полу гораздо больше, чем мы можем предположить. Женщина-кутюрье – это скорее приятное исключение, нежели правило. Приятно, что среди фаворитов модной аудитории не только легендарные мировые бренды, но и отечественные дизайнеры. Мужчин среди них не так много, но какую популярность приобрели они за последние годы в нашей стране и за ее пределами! Их работы заказчики готовы ждать месяцами, а это, согласитесь, лучше любой рекламы свидетельствует о популярности.

Максим Миронов – создатель одноименного бренда, автор любимых белорусскими модницами сумок с образно-народными названиями «ушки», «малышка» и «аккордеон», перфекционист и целеустремленный человек.

«Наличие хорошей команды развивает проект»

– Мир моды сегодня – это концерны, которые шьют одежду, обувь, создают аксессуары и выпускают всю продукцию под одним брендом. Времена мануфактур, специализирующихся на чем-то одном, прошли. Откуда возникла идея заниматься исключительно сумками?

– Конечно, создать дизайнерскую компанию, которая выпускает все, от пуговиц до предметов интерьера, – большая удача. Мне импонирует мощь массовых брендов. Я занимаюсь только сумками, потому что каждый должен делать то, что умеет. Max Mironov – это именно сумки, во всяком случае пока, а на будущее не загадываем.

– Вы планируете развиваться: увеличивать команду, превращать свой маленький удачный проект в некое глобальное детище? Почему-то часть белорусских дизайнеров не спешит отказываться от слогана «делаю всем сам – от первой до последней строчки». В таких вещах есть душа, стиль, индивидуальность, но завязанный на одного человека процесс не может идти быстро. Следовательно, каждый заказ требует времени, растет его стоимость, и о продвижении проекта уже не идет речи.

– Прекрасно понимаю, что нельзя все делать самому. Хотя пока еще выполняю ту работу, которую можно было бы переадресовать. Наличие хорошей команды развивает проект. Но у меня особое отношение к людям, с которыми работаю. Важно, чтобы коллектив был проверен временем, и в нем не было случайных людей. Я занимаюсь вопросами увеличения рынка сбыта, наращивания объемов производства. Ведь именно эти параметры и определяют успешность дела.сумка Max Mironov

«Итальянская фурнитура не видна»

– Сколько нужно времени, чтобы изготовить сумку среднего размера?

– Сложно сказать про одну сумку. Я всегда делаю несколько экземпляров параллельно. Так что в месяц получается около тридцати.

– Каким материалам и фурнитуре отдаете предпочтение?

– Кожу для сумок Max Mironov привозят с итальянских фабрик, которые поставляют материал для брендов топ-уровня. Фурнитура тоже итальянская, но она не видна. Почему так? Пока нет возможности сделать сложную металлическую фурнитуру авторского дизайна. Поэтому обтянутая кожей фурнитура и ее минимальное присутствие – это способ подчеркнуть индивидуальность сумки.

– Кстати, а сумки мужские или женские?

– Так сложилось, что у меня нет ни одной мужской модели. Хотя на них есть и заказчики, и идеи. Каждый сезон говорю себе, что сделаю что-то мужское. Но не складывается!

«Главное – уникальный дизайн»

– Лет десять назад сложно было представить, что в Беларуси дизайнерская мода станет столь популярной и найдется достаточное количество новых имен, готовых предлагать и воплощать свои идеи. Каковы отношения внутри сообщества? Вы конкуренты или «братья по оружию»?

– Дизайнеров, которые занимаются сумками, называю коллегами. Я их уважаю. И у каждого есть своя аудитория, свой покупатель.

– Наверное, каждая модель изначально предполагает определенного покупателя. Ваша заказчица – это…

– …это очень разные женщины по возрасту, статусу и профессии. Их объединяет чувство стиля и вкуса. Мои сумки лаконичные, но обладают ярким элементом, который обращает на себя внимание. Я бы сказал, это моя заказчица – женщина сдержанная внешне, но с ярким внутренним миром.

– Дизайнер придумывает аксессуары на каждый сезон, для определенных поводов и ситуаций. А как выглядит ваша идеальная сумка?

– У меня нет сумки! Я хожу с рюкзаком массового производства. Так что выходит – сапожник без сапог. Тем не менее моя творческая работа начиналась с изготовления сумок себе, жене и друзьям.

– Что главное в сумке?

– Уникальный дизайн, не хуже чем у «великих». И отменное качество: ровные строчки, качественная обработка краев, аккуратная работа с материалом. Сумка должна быть идеальна снаружи и изнутри.сумка Max Mironov

«Ушки», «малышка» и «аккордеон»

– Сумки бывают красивыми, популярными, легендарными. Модницы без лишних слов понимают, как выглядят модели «2.55», «Биркин», «Грейс»… Сумка – визитная карточка – мечта и огромная удача для ее автора . Кому бы вы посвятили свою самую лучшую модель?

– Моя муза – жена! Она вдохновила меня на создание бренда. А что касается народной славы, то по Минску ходят образные названия трех моделей сумок Max Mironov: «ушки», «малышка» и «аккордеон».

– Аксессуары – это акценты, они дополняют наряды. Вы сотрудничаете с производителями одежды, чтобы видеть законченный образ?

–  Сотрудничаю с удовольствием! Был очень удачный совместный показ с брендом FUR GARDEN в рамках Недели моды в Беларуси. Последние три сезона я успешно работаю на этом форуме с брендом BOITSIK. А первая моя совместная работа в рамках «недель» была с Машей Дубининой.

– Модная публика любит белорусских дизайнеров и достойно оценивает их работу! Все так хорошо, что хочется добавить в наш бочонок с профессиональным медом ложечку конструктивной критики по поводу дороговизны авторских изделий.

– Вопрос цены и ее обоснованности периодически возникает. Недавно читал статью, в которой обсуждалась ценовая политика и сравнивались сопоставимые модели белорусских авторов и luxury-брендов. Конечно, наши работы стоят дешевле. И дело не в принципиальных отличиях в качестве и стоимости материалов. На мой взгляд, те, кто сравнивает модели белорусских дизайнеров с примерами из масс-маркета либо с топ-брендами, не понимают, о чем говорят. Скорее всего, они не держали в руках ни сумку Louis Vuitton, ни сумку Panaskin.

– Вспомните вашу самую дорогую сумку?

– Стоимость сумки зависит от ее размера и сложности работы. Наверное, ни одну сумку из моего каталога нельзя назвать недорогой.сумка Max Mironov

«Я не работаю с индивидуальными заказами»

– Сегодня у людей творческих есть масса возможностей представлять свои работы не только в шоу-румах, но и в виртуальном пространстве. Онлайн-шопинг популярен во всем мире. Но лично мне не понятно, как можно приобрести вещь, не потрогав ее, не примерив к своему образу. У вас много клиентов, с которыми вы встречаетесь лишь для того, чтобы отдать готовую сумку?

– Большинство моих заказчиц приходит в шоу-рум либо «Модный маркет». Для тех же, кто отдает предпочтение покупкам онлайн, стараюсь максимально представить модель в Интернете.

– А как относитесь к предложениям типа «мне бы такой же халатик, но с перламутровыми пуговицами»?

– Я не работаю с индивидуальными заказами. Можно выбрать только цвет сумки.

– Вас часто просят сделать качественную копию брендовой сумки?

– Конечно. Когда отказываю, слышу недоумение типа «а вам что, сложно?». Людям это кажется странным. А вообще, есть хорошие мастера, которые сделают достойную копию. Но я такими заказами не занимаюсь.

– Ваш творческий путь– это ровная взлетная полоса, на которой только удачи? Или иной раз в голову приходят мысли сделать паузу, заняться чем-то другим?

– Никогда не думал об этом. Для меня важно ощущение, что следующая работа лучше предыдущей. Это дело мне по душе, и оно у меня получается.

Часто себя хвалите?

– Только в случае неоспоримой удачи. Три мои самые известные модели – «ушки», «малышка» и «аккордеон» – признаны публикой. Значит, они получились. Вообще, в процессе работы сложно определить, насколько удачна модель. Ее успешность доказывается только признанием заказчиков.

Автор Анастасия ЕРМАЛЮК

Поделиться с друзьями:

Добавить комментарий