Философия йоги. Женский взгляд

Юлия Юркевич стала сертифицированным тренером по йоге в возрасте 45 лет. За плечами – руководящие должности, участие в культурных проектах международного уровня и собственный бизнес. Сейчас на ее тренировках аншлаг, а сама Юлия считает себя счастливой женщиной, которая нашла свое призвание в жизни.

Как я пришла в йогу

До определенного момента спорт в моей жизни не присутствовал вовсе, разве что в институтские годы иногда ходила на фитнес. Уроки физкультуры в школе пропускала при любой возможности: на них было ужасно скучно. Играла на фортепиано и увлекалась шахматами.

После окончания политехнического института я достаточно долго работала в государственной организации, руководила отделом. Когда забеременела вторым ребенком, поняла, что хочу уйти с этой работы: там не было пространства для моей самореализации. Не хотелось тратить свое время на то, чтобы просто уныло сидеть в офисе.

Пока длился декретный отпуск, подыскивала работу, ходила на собеседования. Сначала устроилась в крупную фирму руководителем коммерческого отдела, а потом муж решил купить швейную фирму, и я стала ею управлять.

Примерно лет в 40 я вдруг стала замечать, что тело становится другим – тяжелым, непослушным. С этим надо было что-то делать. Захотелось срочно наладить отношения со своим телом. Друзья предложили сходить на хатха-йогу. Как раз закончились новогодние праздники – то самое время, когда присутствует ощущение «в организме все плохо».

На первом занятии делать толком ничего не смогла, но все происходящее мне понравилось. Около трех лет я регулярно посещала группу, а потом поняла, что хочу найти йогу более высокого уровня.

В интернете попалась информация о трехдневном ретрите по методике Андрея Сидерского «Йога-23». Зарегистрировалась для участия и в назначенное время отправилась в Беловежскую пущу.

На этот ретрит приехали заниматься люди из разных городов Беларуси, из Москвы, даже из Новосибирска, а тренеры оказались высочайшего уровня. Нам не читали никаких лекций – только асаны, энергетические практики цигун и йога в воде («плавита-садхана»).

После ретрита я четко поняла: йога – не только для тела. То же самое почувствовали все, кто туда приехал. В процессе практики ежедневно менялись психоэмоциональные ощущения, и закончилось все непривычной легкостью. Будто омовение произошло, и ты стал более чистым, прозрачным.

Тогда я впервые очень ярко почувствовала, как тело связано с нашим восприятием. Это оказалась именно такая йога, к которой я стремилась.

Как я стала тренером

Вскоре после возвращения с ретрита я увидела на сайте школы Сидерского анонс 12-часового йога-марафона, который должны были проводить все действующие тренеры, включая самого Андрея Сидерского. Решила: «Надо ехать!» Пригласила с собой друзей, втроем поехали в Киев.

Впечатления от школы были сильными: высокий профессио­нальный и интеллектуальный уровень мастеров, отсутствие непонятных терминов и словоблудий – все очень четко, понятно и основано на физиологии человека. Мне захотелось приобщиться к этой системе.

Вернувшись домой, провела опрос среди знакомых: «Как вы смотрите на то, чтобы провести у нас ретрит по «Йоге-23» с хорошим тренером?» Все сразу сказали: «Мы пойдем!» Я позвонила в Киев, обо всем договорилась, собрала группу желающих. Проводить занятия приехал Виктор Васильев, один из лидеров школы Сидерского. Ретрит прошел замечательно, а после него Виктор предложил мне попробовать себя в тренерской деятельности.

В «Йоге-23» есть такая опция как «персональная программа», которая составляется специально для конкретного человека и активизирует его на выполнение конкретных задач. Васильев составил для меня специальную программу на тренерскую деятельность и личностный рост. Я стала регулярно выполнять эти упражнения.

Через какое-то время поехала в Киев, отучилась в школе и получила сертификат на право преподавания по системе «Йога-23 фит». Это своего рода выжимка на базе классической «Йоги-23», предназначенная для спортзалов и более эффективная для нашего ритма жизни.

При чем тут Рерихи

Само понятие «йога» впервые возникло в моей жизни лет в 20 с небольшим. Мне в руки попала литература об Агни-йоге или Живой Этике, философском учении, созданном Николаем и Еленой Рерихами.

На дворе стояли шальные 90-е, я как раз забеременела первым ребенком, и мое увлечение не очень вписывалось во все происходящее. То, что я начала узнавать из этих книг, «зазвучало» для меня. Оказалось, не все в жизни обстоит так, как видится, есть и другие вещи, более глубинные.

Я заинтересовалась наследием Рерихов: книгами, картинами, экспедициями, археологическими раскопками. Стала искать нужную литературу в библиотеках, постепенно познакомилась с единомышленниками. Это оказались очень интересные и талантливые люди, многие занимали солидные должности и по возможности организовывали в нашем городе небольшие выставки репродукций картин Рериха.

В 1996 году я отправилась вместе с этой инициативной группой в Москву на международную конференцию в Центр Рерихов, где собиралась научная элита. Впечатлений тогда получила массу, увидела оригиналы картин. Когда вернулась в Брест, стала участником группы и членом Международного центра Рерихов. Договаривалась с музеями, привозила в Брест картины из Москвы – хотелось показать брестчанам наследие мирового уровня в оригинале.

Рерих говорил, что культура облагораживает людей, это была основная идея, ради которой он творил. Я прочитала все 14 томов «Агни-йоги». Литература непростая, можно прочитать одну страницу и всю жизнь ее осмысливать. Для меня это был период обучения осознанному контролю за своими мыслями, реакциями.

Мои эксперименты

Мне всегда было интересно, как то или иное учение работает в жизни. Можно обсуждать, спорить или соглашаться, а можно испробовать на себе, пережить некую трансформацию.

В одной из 14 книг предлагалось взять любые недостатки, которые вы в себе видите, и начать с ними работать определенным образом. У меня тогда был маленький ребенок, который, как все дети, иногда требовал моего внимания в самый неподходящий момент. Появлялось чувство раздражения, которого раньше я в себе не замечала.

Попробовала осознанно подойти к этому чувству. Для начала подумала: «Какое отношение мой сын имеет к моим реакциям? Почему он должен испытывать на себе влияние какого-то моего дурацкого состояния? Он не заслуживает этого!»

У Рерихов написано про силу молитвы «Отче наш». Я поставила себе задачу и читала про себя «Отче наш» до тех пор, пока в душе не наступал покой. Если для этого надо было молитву 200 раз прочитать, значит читала 200 раз.

В этот же период я перестала употреблять алкоголь, мясо – стало любопытно, как буду себя чувствовать. Оказалось, прекрасно.

Тогда я многое поняла про силу самоконтроля: по закону сохранения энергии, ты просто переводишь свою негативную эмоцию в другое качество.

Почему именно «Йога-23»

Я ощутила на себе быстрые результаты. Эта методика реально работает, как на физическом уровне, так и на психологическом, будто вычищает тебя. Сидерскому удалось отобрать из тысячного арсенала асан именно те, которые адаптированы к европейскому скелету, к людям, живущим в социуме, и эффективны именно для нынешнего времени.

Сначала ты идешь в йогу за здоровьем, а потом начинаешь понимать, что перед тобой раскрывается гораздо больше возможностей. Обычно ты просто реагируешь на жизнь: тут задача, там другая – себя толком не замечаешь… Мы перегружены информационно, перестаем мыслить.

Йога позволяет остановить ненужный шум в голове. На начальных этапах она регулирует эмоциональные качели. Когда мы немного справляемся с эмоциями, постепенно начинаем осознавать тот умственный хаос, который происходит внутри. По мере занятий человек постепенно начинает слышать свое тело, свою природу, понимать, что же ему в жизни действительно нужно.

Когда я стала практиковать, появилось ощущение, что мой внутренний потенциал оптимизировался. Стала больше успевать, появились силы для работы, семьи, творческих изысканий. Приятный «побочный» эффект от занятий: я совсем перестала болеть вирусными инфекциями. Это меня окончательно покорило.

Однажды у меня произошел очень серьезный сбой, связанный с глазным нервом. Я почти перестала видеть, исчезла фокусировка, и мир будто расслоился. Лечение в стационаре мало что дало. Решила попробовать на себе йогические техники для ЦНС – в результате полностью восстановила свое зрение и поврежденный нерв.

Кто такой Андрей Сидерский

Школа Андрея Сидерского была открыта в Киеве в 2004 году. Преподаватели этой школы живут и работают более чем в 100 странах. Сдать экзамен и получить сертификат тренера здесь очень непросто, не помогут никакие деньги и титулы.

Сидерский занимается йогой на протяжении 40 лет, 20 из которых ушли на создание методики. Это выдающийся человек, я считаю его гениальным. Его практики известны и используются во всем мире. Мне довелось пообщаться с ним и получить рекомендации, которые успешно использую для себя и на занятиях.

Ребенком Андрей Сидерский оказался в интернате для детей-сколиозников, причем дела у него обстояли настолько плохо, что постоянно присутствовала угроза паралича. Профессоры интерната использовали в лечебной физкультуре элементы гимнастики йогов, поэтому он опробовал на себе действие некоторых упражнений еще в детстве.

Однажды Сидерский смотрел по телевизору передачу «Клуб путешественников», которую вел еще предшественник Юрия Сенкевича. Тогда он впервые увидел, как загорелые индийские мужчины в повязках проделывали непонятные манипуляции со своим телом. Он сразу почувствовал, что это не просто набор странных движений, а некая система. Ему захотелось изучить эту систему изнутри, чему он и посвятил свою дальнейшую жизнь.

Андрей Сидерский много ездил по миру, общался с мастерами в Индии, Америке и других странах, изучал древние знания, переводил с английского книги о йоге.

В настоящий момент работа над системой «Йога-23» полностью завершена и опробована. Откуда взялось такое странное название? Здесь все просто: когда методика оформилась, получилось 23 каталога с набором асан.

Противопоказания

Заниматься «Йогой-23» рекомендуется после 20 лет, когда уже полностью сформирована эндокринная система и установлен гормональный фон.

Я бы не сказала, что есть какие-то особые противопоказания для занятий йогой. Даже если в теле имеются сложные структурные изменения, например, грыжи или травмы, просто нужен персональный подход.

Когда я столкнулась с тем, что люди хотят заниматься после серьезных травм или перенесенной операции, решила, что мне нужны дополнительные знания. Мне повезло: в Минск как раз приехал с единственным обучающим курсом по соматике Ханны Брайан Ингл, преподаватель Института соматических исследований из Калифорнии.

Я не раздумывая отправилась в Минск на обучение и получила сертификат тренера по соматике. Теперь я обязательно сначала провожу индивидуальный соматический курс для тех, кто по каким-то причинам сразу не готов к физическим нагрузкам, постепенно внедряя туда несложные йоговские асаны.

Как найти «свою» йогу

Йога находится несколько в стороне от других видов спорта. Не люблю давать чему-то оценки или сравнивать. Думаю, если тренер действительно вдохновлен своей работой и хочет принести людям пользу, он всегда найдет способ сделать это, вне зависимости от выбранного направления йогической практики.

Именно тренер является «носителем» любой системы тренировок: он может как «испортить» самую отлаженную методику, так и, наоборот, вдохнуть в нее душу.

Если вы решили заняться йогой, придите на пробное занятие и попробуйте «почувствовать» тренера. Послушайте свой внутренний отклик – ваше тело само подскажет, что ему подходит.

Обязательно поговорите с теми, кто уже давно занимается в этой группе, поинтересуйтесь мнением людей о тренере – это работает безупречно. Репутация – такая штука… ее не купишь ни за какие деньги.

Другое дело, если проведение занятий ориентировано больше на бизнес-индустрию – здесь даже не буду давать какие-либо комментарии. А вот если присутствует личное желание тренера помогать людям, тут любая йога будет хороша.

Результаты

Каждый хочет реализоваться в этой жизни, желает счастья себе и окружающим его людям. Йога – своеобразный инструмент, который может в этом очень помочь. Если человек чувствует легкость в теле, оно становится его помощником, а не обузой. Когда вот там что-то болит или вот здесь колет, от этого как минимум портится настроение.

Люди сами рассказывают мне об изменениях, которые с ними происходят в результате занятий. У них меняются реакции – они перестают замечать то, что раньше могло выбить из колеи. Особенно ярко наблюдаю это в тех, с кем работаю по персональным программам. В основном это люди бизнеса, на которых по роду их деятельности ложится большая психоэмоциональная нагрузка. Они начинают ощущать удовольствие от жизни, у них появляется больше энергии для самореализации, рождаются новые проекты.

Как тренер, я понимаю, что именно даю во время занятий и на каком уровне. Но всегда придерживаюсь принципа не рассказывать об этом, чтобы не накладывать какой-то фильтр.

Мы все очень разные, со своим жизненным опытом. Каждый будет проходить через свои индивидуальные переживания, видеть то, что присуще именно ему. Как правило, происходит это деликатно, без каких-либо озарений. Просто человек понимает, что вдруг будто рассеялось что-то в жизни, прояснилось.

Тело – своего рода карта, которая отражает мировоззрение человека. Йога работает через проблемные участки тела с сознанием и восприятием. Асаны выстроены таким образом, что они просто не пропустят человека дальше, если он не «отработает» зажатые участки. А чтобы такие участки выявить, необходимо быть честным с самим собой.

Люди, которые приходят с глубоко «зарытыми» болезнями, приблизительно через год занятий могут ощутить рецидивы, которых бояться совершенно не нужно. Наоборот, это очень хороший показатель работы практики. Внутренняя структура человека начинает работать более гармонично и «выбрасывает» то, что не в порядке внутри. В этом случае тренер всегда успокоит, поможет все отрегулировать. Не знаю ни одного случая, чтобы результат был негативным.

Примерно то же происходит и на уровне психики. У человека начинается какая-то событийность, он может даже запаниковать из-за того, что приходится выходить из привычной зоны комфорта. Но потом все привыкают, успокаиваются, им начинает это нравиться, приходит другой уровень восприятия.

Еда

Никогда не скажу практикующим йогу, что вот это вам надо есть, а это не надо. Я скажу: «Слушайте себя!» Все очень индивидуально, у каждого свои физиологические особенности и предрасположенности.

С течением времени ты сам начинаешь чувствовать, какой продукт тебе нужен, а какой нет. Понимаешь, что так много есть уже не хочется – просто потому, что ты уже насытился.

Никогда не заморачиваюсь по поводу того, ест человек мясо или нет. Это личный выбор каждого. Сама я не ем мясо более 20 лет и очень хорошо себя чувствую. У меня полностью прошли мигрени, раньше регулярно мучившие.

Однажды я проходила гастроэндоскопию. Когда проглотила зонд, врач посмотрел и сказал, что стенки желудочка у меня розовые, как у младенца. После процедуры он спросил: «Скажите пожалуйста, что вы для этого делаете? Я такую картину очень редко вижу». Я ответила: «Ничего не делаю, но очень давно не ем мяса». Врач задумался: «Что вы говорите! После увиденного, наверно, я тоже откажусь».

Мой старший сын сейчас тоже пробует отказаться от мясных продуктов и наблюдает за собой. Дома у меня всегда есть говядина, готовлю ее для младшего.

Рекомендую всем, кто занимается йогой, включать в свой рацион молочные продукты: жирную сметану, творог, молоко. Это дает эластичность нашим мышцам, а суставы становятся не такими сухими. Например, очень полезно пропить курс теплого молока с куркумой или добавлять в пищу знаменитое аюрведическое масло гхи. Я покупаю домашнее сливочное масло и полтора часа топлю его в духовке при температуре 60 градусов. После этого удаляю слой образовавшихся токсичных веществ, процеживаю оставшееся масло через марлю и храню в холодильнике.

Семья

Муж поддерживает меня во всем и ходит ко мне на занятия. Он кандидат в мастера спорта, занимался боксом и восточными единоборствами. Холерик по темпераменту. Может показаться, что холерик и йога вещи трудносовместимые, но когда он попробовал практиковать, ему неожиданно понравилось.

Многие думают, что йога – это нечто расслабляющее, когда ты сидишь, медитируешь, потягиваешься… Вовсе нет, это достаточно серьезная работа с телом, с глубокими мышцами. Ко мне на занятия с удовольствием приходят мужчины, которые занимаются в тренажерном зале.

Мой старший сын активно практикует йогу, ассистирует мне на занятиях. Он тоже решил связать свою жизнь с тренерской деятельностью.

В семье я никогда никому ничего не навязываю, не доказываю им, что вот это хорошо, а то плохо. Близкие люди лучше всего могут видеть, что с тобой происходит – в своем доме ты в этом плане абсолютно «обнажен». Я просто делаю сама и говорю: «Мне это подходит». Для них это является показателем.

Про последствия испуга и гуманную педагогику

Был у меня в жизни такой момент. Старшего сына на улице сильно напугала собака. Я поняла, что произошла катастрофа: полуторагодовалый ребенок только начал хорошо разговаривать, а тут в один миг полностью замолчал. Он боялся выходить из дома, я должна была все время присутствовать рядом с ним, не могла даже в ванну выйти.

Стала искать способы вылечить его и натолкнулась на лекции Шалвы Амонашвили, профессора психологии и академика Российской академии образования. Еще в советское время он создал методику гуманной педагогики, в основе которой лежит индивидуально-личностный подход к каждому ребенку, а школьный урок превращается в саму жизнь, и каждый проживает его на своем уровне.

Мне показалось, что те простые рекомендации, которые я услышала в этих лекциях, могут оказаться очень действенными. Я дала себе слово, что буду пробуждать своего ребенка определенным образом: он должен открыть глаза и обязательно улыбнуться. Каждое утро я садилась к нему на кроватку, начинала его гладить, целовать, говорить о любви.

Кроме этого, каждый день мы с ним рисовали. Рисунок ребенка – это его речь, его разговор. Вы увидите вертикальную палочку, а для ребенка это символически может означать занавес. Поначалу сын всегда выбирал черные и коричневые карандаши. Потом мы переворачивали с ним листочек с рисунком и начинали рассматривать, что происходит на улице, искали красоту: цветы, солнце, небо.

Уклад в семье тоже поменялся: мы не смотрели при нем телевизор, я попросила мужа избегать малейшей агрессии в разговорах – все мы люди и иногда накручиваем себя. И все это вместе начало очень неплохо работать.

Летом я увезла сына на хутор, чтобы на время полностью отойти от шумной и дерганой цивилизации. Там были куры, кролики, мы ходили по грибы. Постепенно он начал говорить.

Про Шалву Амонашвили

За то время, пока мой сын восстанавливался, я изучила так много материалов, что знакомые предложили мне создать у нас в Бресте лабораторию по гуманной педагогике. Я стала проводить такую лабораторию по воскресеньям в нашей областной библиотеке. Туда приходили преподаватели, воспитатели, меня приглашали в гимназии на открытые уроки.

В один прекрасный момент я вдруг поняла, что у меня закончилась информация, которой можно делиться, и подумала: возможно, есть что-то еще, о чем я не знаю, но смогу узнать у самого Шалвы Александровича. Тогда еще не было сотовых телефонов, я пошла на переговорный пункт и стала звонить в Москву. Сообщила ему, что я из Бреста и рассказала про свою лабораторию. А Шалва Александрович вдруг пригласил: «Приезжайте ко мне в Москву, мы с вами пообщаемся».

Знакомые педагоги и республиканский журнал «Минская школа» снабдили меня материалами, которые я могла бы показать такому большому человеку – поехала с огромным пакетом. Изначально мы договорились встретиться в его лаборатории в Москве, но Амонашвили заболел и попросил приехать к нему домой.

Шалва Александрович принимал меня в красивом старинном доме с витражными дверями. Мы сидели за большим столом в комнате с белым роялем и высокими потолками – почти как у Булгакова, когда читаешь про профессора Преображенского. Долго разговаривали, после чего он направил меня в свою лабораторию, где мне вручили все тома «Антологии гуманной педагогики».

Был такой момент в нашей встрече, который я до сих пор вспоминаю. Когда Шалва Александрович меня провожал, то позвал свою жену, захотел познакомить. Она тоже профессор – русского языка и литературы, преподавала в университете.

Ему тогда было лет 69‑70. Когда вышла седовласая грузинка с большими глазами, его глаза засияли, он запустил свою руку в ее седые волосы и сказал: «Это моя Валерия – а это Юля из Бреста».

В эти мгновения у меня перехватило дыхание от тех чувств, которые я увидела, я будто сразу все поняла в один миг: благодаря кому он смог создать свою методику, почему индивидуальный подход, почему гуманный…

После возвращения мне удалось организовать в Бресте в здании Дома политпросвещения великолепный 8-часовой семинар Шалвы Амонашвили, который проходил на государственном уровне, а открывал его начальник областного управления образования. Сюда приехали для повышения квалификации преподаватели и воспитатели со всех концов страны, зал был забит.

Через какое-то время Шалва Александрович позвонил мне и предложил представлять Беларусь на Международных педагогических чтениях по гуманной педагогике, которые ежегодно проходят в московском Доме учителя.

Мне предстояло вести круглые столы. Я понимала, какая это большая ответственность, и жутко боялась. Нужно было держать зал в течение трех дней по 8 часов. Для меня это было просто дикое испытание. Но я его прошла.

Потом Шалва Александрович предложил мне написать научный труд по гуманной педагогике. Для этого мне надо было бросить работу в госорганизации, поэтому на тот момент я приняла решение отказаться.

Это человек с большой буквы, и я очень благодарна судьбе, что встретилась с ним. Интересно было еще и то, что Шалва Александрович тоже очень поддерживал Международный центр Рерихов и участвовал в международных конференциях наряду с научной элитой.

Часть книг, которые мне дал Шалва Александрович, я впоследствии подарила Ольге Борисовне Мостовой, первой учительнице моего старшего сына. Это замечательный педагог, она и сейчас работает в средней школе № 15 г. Бреста и обучает детей по методу гуманной педагогики. Еще 25 томов «Антологии гуманной педагогики» Издательского дома Амонашвили я передала в школьную библиотеку.

Интересно иногда разворачивается жизнь: не было бы счастья – да несчастье помогло. А начиналось все с Живой Этики…

Рекомендации

Есть самые простые советы, о которых вроде бы многие знают, но мало кто им следует, возможно, именно из-за их кажущейся простоты.

С чего начинается наш день? С подъема. Чтобы подниматься в хорошем настроении и расположении духа, нужно ложиться спать до 11 часов вечера. Этому есть объяснение: между 23:00 и 2:00 вырабатываются определенные гормоны, которые отвечают за состояние внутреннего счастья. В это время работает парасимпатическая система, которая «включается», когда вы находитесь в состоянии сна.

Не стоит резко подниматься с кровати. Лучше поставить будильник на несколько минут раньше, хорошенько потянуться, лежа в кровати, почувствовать свое тело. Вспомните, как это делает кошка – мягко, с удовольствием.

Затем мы идем умываться. Кроме обычной чистки зубов, йоги обязательно чистят язык, на котором за ночь скапливаются продукты метаболизма в виде белой слизи, которую можно просто соскрести чайной ложкой.

Чтобы активизировать работу желудочно-кишечного тракта, выпейте натощак стакан теплой воды.

В интернете есть видеоролики утренних йоговских практик, например, «сурья намаскар» (приветствие солнцу). Комплекс таких упражнений активизирует потоки жидкости в организме, разогревает мышечную систему, дает заряд бодрости на весь день.

Дарите свое хорошее настроение людям, где бы вы ни находились. Мир обязательно ответит вам добром.

Автор: Елена ВОЛКОВСКАЯ

Фотограф: Алеся Арефьева

Поделиться с друзьями:

Добавить комментарий