Если женщина не стала красавицей

Весь месяц с семьей принимали гостей, к концу почувствовала себя ужасно уставшей. Решила в выходные никуда не ехать и не ходить, а все дни просто лежать без задних ног и смотреть пейзаж за окном, как настоящий дауншифтер.

И это у меня почти получилось: сделала генеральную уборку, пересадила в доме все цветы из горшка в горшок, вымыла окна и холодильник, вычистила ковры, надраила фамильное серебро, отбелила плитку в ванной, перестирала все шторы, перегладила белье, побрила все катышки на свитерах и, наконец, прилегла напротив пейзажа. Но включила телевизор.

В телевизоре шла телепередача про стилистов и их жертв.

Девушка с экрана плакала, что муж бросил ее с ребенком на руках и ушел к почти лучшей подруге, младше ее на десять лет. И что теперь она плохо выглядит и сильно поправилась, потому что когда муж ушел, она перестала есть днем, с тех пор только на ночь. Перестала следить за собой, потому что не для кого и грустно очень. Но вот прошло всего каких-то два года, она пришла в себя и решила доказать ему, что она лучше той, проклятой, молодой и худой. Что она тоже молодая, стройная и красивая, красиво одета. Чтобы он, наконец, пожалел о том, что потерял. Ну, в общем, все как обычно.

Стилист пожалел девушку и первым делом отвел подколоть губы потолще.

Они с косметологом говорили героине: «У тебя вялые, асимметричные губы, им не хватает объема – объем ушел с возрастом. Еще у тебя глубокие морщины вокруг глаз – сейчас мы заполним их ботоксом, чтобы ты не выглядела тетей. Тебе сколько лет? Тридцать четыре? А выглядишь на сорок пять. И эти жуткие грыжи под глазами! Они прибавляют еще как минимум лет десять. Сейчас мы их, конечно, тоже проколем, но ты должна понимать, что в твоем возрасте это уже мало поможет, поэтому тебе нужно решать вопрос радикально, то есть пойти и удалить их хирургическим путем.

Потом стилист отвел девушку к стоматологам. Те велели ей открыть пошире рот, чтобы влезла камера, и стали говорить, какие, мол, плохие зубы – сразу видно, что со стоматологами она не дружит, что цвет зубов у нее серо-желтый и камни уже средневековые, и пломбы старые и дешевые, и прикус вообще ни к черту. Короче, весь рот нужно срочно реставрировать, а то еще лет десять – и она вообще без зубов останется.

Потом стилист выбирал наряды, объясняя, что у героини проблемные бедра, что в их районе слишком лишний вес, что ее обвислая грудь не повод для гордости, что талии нет и ноги толстые и короткие, что живот торчит ни к месту. Он выбирал ей блузки и юбки, наглядно демонстрируя зрителям, что именно закроют и приподнимут они в нашей героине, как сделают ее выше, тоньше и вообще человеком.

Потом стилист завтракал с ней и ругал за то, что она неправильно питается, угрожал, что если так будет продолжаться, то она станет похожа на борцов сумо – тех, что в памперсах и в стандартные двери не входят. А героиня сидела в банном халате и с засаленным пучком на голове, без бровей и ресниц, как ей наказали редакторы программы, смеялась сквозь слезы и обещала исправиться.

Потом стилист отвел ее к парикмахерам, посоветовав не жалеть ее волос, потому что там уже нечего жалеть – волосы давно убиты плохим уходом и дешевыми красителями. Сказал срочно убрать с ее волос эти три нелепых цвета – серый у корней, красный по длине и выцветшую желтизну на кончиках. Сказал вообще убрать все эти нелепые, пожеванные, порубленные, сухие кончики до самых ушей – и чтобы она не спорила.

Потом стилист приодел героиню в голубые одежды, поставил на неудобные с непривычки каблуки, приклеил густые ресницы, загримировал до посмертной маски и пообещал, что теперь ее жизнь обязательно изменится.

Героиня плакала, и смеялась, и говорила, что это лучший день в ее жизни, что теперь она, наконец, по-настоящему счастлива, что она теперь раз в сто лучше той, другой, и что он теперь точно одумается и столько же раз пожалеет, на кого их с сыном променял, и наверняка уже назавтра позвонит, причем, прямо в домофон, а она еще подумает, прощать его или нет, но простит, конечно, ведь у них сын. И по-другому быть просто не может – ведь сказки про Золушку только так кончаются.

Не может быть так, что там, в «Золушке», какая-то сучка, молодая и худая, сидит в теплом доме на итальянском диване, семки грызет и жизни радуется: «Слышь, Вадик, иди-ка сюда. Да оторвись ты от своих танчиков! Тут, это самое, бывшую твою показывают. Иди глянь-ка, во что она превратилась. Ха, вовремя ты соскочил. Килограммов пятнадцать наела, если не двадцать, ужас, как можно себя так запустить. Не понимаю я таких женщин – это как надо себя не уважать, чтобы превратиться вот в такое. Я же тоже и работаю, и вообще, устаю, но для меня маникюр – святое, к косметологу – как на службу, парикмахер – лучший друг. Я в пижаме из спальни не выйду – а она на всю страну. И мешки такие ужасные под глазами, ты только посмотри, плохая генетика – у мамаши ее такие же. В пятьдесят вообще в гарпию превратится. А на голове – ну что за ужас, хоть бы волосы помыла. Да и вообще. Неужели так трудно к стоматологу хотя бы раз в полгода сходить? И к косметологу – рожу в порядок привести? Парикмахера нормального найти? Может, позвонить, поделиться телефончиком? Ха, шучу. Кажется, еще Коко Шанель говорила: «Если женщина к тридцати не стала красавицей, значит, она просто дура», да, Вадик? А этой уже под сорок. Хотя выглядит на все сорок пять, даже ведущий сказал, слышал, да? У нее там, это самое, так и нет до сих пор никого? Ну, это понятно…»

Не может быть, чтобы в «Золушке» принц Вадик прятал глаза в ковер и нудил: «Да ладно тебе, она все-таки мать моего сына, давай, это самое, полегче…»

Нет, он обязательно оторвется от своих танчиков, все осознает и поймет, одумается и сто раз пожалеет, на кого жену и сына променял, и не «может быть», а точно уже завтра позвонит, обязательно прямо в домофон, и его, конечно же, простят и красавица жена, и сын. Ведь сказки про Золушку только так кончаются, а по-другому быть просто не может.

Подумала я и пошла в ванную, одну маску на лицо прилепила, на всякий случай.

Поделиться с друзьями:

Добавить комментарий