Как что, так сразу Косой

имена

Мода на имена циклична, но циклы эти, к сожалению, не меняются вместе с модой на перчатки, а держатся десятилетиями, порождая армии людей с одинаковыми именами. В школе у нас все были Олями, Ленами, Юлями, Ирами и Танями, а мальчики – Сергеями. Дальше – все те же, только в десятикратном размере. Понятно, что по имени нас никто не называл, только по фамилии – теперь она для меня сродни казенному обращению. Сейчас почти всех моих подруг зовут Олями, «потому что в то время это имя было модным», и нам всю жизнь приходится обращаться друг к другу по фамилиям даже дома.
Поп-имена порождают еще и клички: никто не станет называть детей Александр I, II и III, они просто станут Кузя, Беня и Шуруп. Только родителям это почему-то непонятно, у них как будто пролактин напрочь отшибает способность мыслить. Будьте уверены: ваше чадо, названное по последней моде или в честь дедушки-героя войны Сашей Косаревым, для сверстников навсегда станет Косым.
Последние десятилетия все дети вдруг стали Дашами, Полинами и Никитами. Так зовут почти всех 10–20-летних детей моих знакомых. Чтобы не путаться, к ним пристали пояснения: Полина Смирновых, Галина Даша, Никита Конопатый. Но тогда интернетов не было, а сейчас в гугле есть рейтинги загсов, где черным по белому написано, что из 2044 новорожденных 863 уже назвали Машами, а всех остальных – Настями и Артемами.
Отдав дань моде, следом идут упражнения в оригинальности, то есть другие крайности. В песочнице уже не встретишь Светлану, а вот Цветаны может быть две. И не Ира, а Айрис. Не столько Вер, сколько Верон, Венер и Верослав. А простое человеческое имя Анжела переиначено на Ангел. Или Энжел. Энжел Николаевна Карпук, и никак иначе. У солиста группы «Руки вверх» Сергея Жукова сына зовут Ангелом. Ангел Жуков. Представляю, как лет через 50 этот дяденька с пивным животом и лысиной будет представляться деловым партнерам/студентам/пациентам: «Ангел Сергеевич». Пациентам точно понравится. Евы, Доминики, Ярославы, Амелии, Виты, Есении, Апполинарии, Агриппины, Николи, Евангелины, Даниэллы, Забавы, Зары, Иоанны, Фелиции и Франчески… Ивановы, Петренко, Около-Кулак, Наливайко и Куропаткины.
Троекратное ура множественным именам на западный манер: Паулина-Петра, Моника-Луиза, Кристина-Мишель, Мирон-Максим, Виталий-Гиппократ. Такое 5-этажное хрущевское величество с улиц 50-летия Октября. Конечно, до Умы Турман, назвавшей дочку Розалинд Аруша Аркадина Алталуна Флоренс Турман-Буссон, мы недотягиваем, но у нас есть Никита Джигурда, а у него сын – Мик-Анжель-Кристи Никитич Джигурда-Анисин и дочка Эва-Влада Никитична Джигурда-Анисина. Отчество внуков Джигурды будет Миканжелькристовичи, плюс мамина фамилия, и паспорт им придется выдавать в формате А4. Но не Джигурдой едины, работники загса зуб дают, что и в Минске есть мальчик с именем Тимур-Жан-Пьер-Виктор.
Артемы и Никиты уже лет 10 занимают лидирующие позиции, наперегонки с Арсениями и Даниилами. На пятки им наступают старорусские имена вперемешку с идолами родительского отрочества. Это было бы смешно, если бы не было так грустно, когда в белорусской песочнице происходит столкновение интересов Доминика, Яромира и Михаэля. И не Андрея, а Адриана, не Максима, а Максимилиана, не Дениса, а Дэнниса, а лучше Диониса, видимо, в честь бога виноделия, благодаря которому он был зачат. И Николас – именно Николас, несмотря на то что Тряпкин. Лев – скукота, то ли дело Леон. Валерьевич. Огрызко. Вова – ну что за фамильярности?
Только Вольдемар! Или Вилли, Кристиан, Винсент, Адольф, Ермак, Евграф, Теодор, Важа, Боголюб, Эрих. Во-первых, это просто красиво. Особенно в сочетании с нашими отчествами и фамилиями. Как вам Адольф Комаров? Звучит же?! Или Ермак Иванович Бурак. Кисель Боголюб Анатольевич. Кристиан Попко. Звучит! Эвридика Витальевна, Сильва Петровна, Дебора Степановна, Ванесса Олеговна, Рианна Васильевна. Я ничего не придумала, а лишь воспользовалась списком загса за прошлый год.
Очень мило, когда родители называют ребенка именем места, в котором он был зачат (или не был, но хотелось бы). Так, в семье Бекхэмов за это сына назвали Бруклин, дочь Алека Болдуина и Ким Бейсингер – Ирландия. У певицы Алишии Киз сын Египет, у Эшли Симпсон – Бронкс Маугли. У нас это пока Марсели Петровичи Ковалёнки и Миланы Денисовны Синицы. Мне, как детенышу хиппующих родителей с рабочих окраин, подумать страшно, если бы меня рожали не за железным занавесом, а чуть позже, я могла быть не пятой Олей в классе, а единственной в своем роде Серебряной или Шабаной. Так что мне еще повезло.
Недавно в магазине, в отделе хозяйственных принадлежностей, столкнулась с семейкой: папа, в рабочем комбинезоне, пропитанных цементом ботинках и с легким перегаром, катил тележку с дочкой лет трех. Она сбрасывала с полок тазы и швабры, а папа ее увещевал: «Донателла! Щас палучыш!» Хорошо бы Донателле заиметь фамилию Паскуале, а то родные наши Сацуки и Воробьи кажутся не очень ее достойными.
Мои знакомые назвали дочку просто – Вероникой, но зачем-то заставляют всех делать ударение на О – ВерОника. Если бы у ВерОники фамилия была хотя бы Кастро, но у нее Баранова, у людей язык не поворачивается. У Шуры Би-2 сын вообще Оливер. Оливер Би-2, ведь папа официально сменил фамилию. А был когда-то простым парнем из Бобруйска. Мой бывший сосед, проведший в местах лишения свободы лет 15, назвал ни в чем не повинного сына Октавианом. Чтоб с детства привыкал к трудностям. Другой сосед – Гамлетом. Чихуахуа у них тоже Гамлет. Продавщицу из соседнего магазина зовут Фрида, что не мешает ей никогда не здороваться. Еще одни знакомые назвали дочку Констанцией. Констанция Геннадиевна Постная. Тут можно было бы дать занавес.
Моя подруга назвала дочку Верой. Расстроила всю семью. Когда еще не знала пол ребенка, думала мальчика назвать Георгием, чем приводила окружающих в состояние аффекта. Веру тоже все переспрашивают. Как? Вера? Просто Вера? Не ВерОника? Не Вереруария? Вот если бы Домна и Данута, вопросов бы не было.
Я не согласна называть ребенка в честь умершего родственника, с трагической судьбой (у кого она не трагическая?). Предков много, если копнуть в глубину веков, то можно долго блуждать среди Берёз и Добродей, Зыдоров, Веснянок, Кейстутов, Рысей, Ягайл, Борз, Воинов, Волчков, Гестутеев, Нелюбов, Серпутиев, Тройдней, Руклей, Лютаверов, Няжылов, Рэпеньий, Испугов, Лисиц, Казлеек, Жибентяев, Жирославов, Люторгов и Плаксичей, но их призраки не требуют от нас жертвоприношений в виде младенцев. А если сделать анализ ДНК и дойти до корней, ведущих в Африку, так никаких детей не напасешься. Традиции давно прерваны, нам все равно, а детям еще жить.
Заморские звезды решили вот возрождать традиции индейцев и стали называть детей на их манер – Океанами, Воробьями и Гаванью. Рок-музыкант Фрэнк Заппа назвал дочь Лунным Спутником (Moon Unit), а актриса Гвинет Пэлтроу – Яблоком (Apple). Дочь Бейонс зовут Голубой Плющ (Blue Ivy), а Джери Холлиуэлл – Колокольчиком Мадонны (Bluebell Madonna). Актриса Алисия Сильверстоун назвала ребенка Голубым Медведем (Bear Blue), а Пола Йетс – Тигром (Tiger), Николь Кидман – Воскресной Розой (Sunday Rose), а музыкант Боб Гелдоф всем троим дочерям дал чудные имена: Фифи Триксибель, Медовое Цветение Персика и Маленькая Фея (Fifi Trixiebelle, Peaches Honeyblossom и Little Pixie). У Фореста Уитакера дочери Осень (Autumn), Сонет (Sonnet), Океан (Ocean) и Правда (True). У Джессики Альбы две дочки: одна – Честь (Honor), другая – Небеса (Heaven). Представляю знакомство с одной из них. «Зовите меня просто Правдой». Но это лучше, что быть сыном актера Джейсона Ли по имени Пилот Инспектор (Pilot Inspektor).
Я понимаю: имен мало, людей много, задача стоит трудная. Надеюсь, я не стану заложницей своих гормонов и призраков прошлого, и при выборе буду руководствоваться лишь общечеловеческими правилами: а) имя должно выделять человека из толпы, б) не делать объектом насмешек, в) вызывать хорошие ассоциации и г) иметь международный аналог, чтобы все то же самое было без границ.
Вот Оля, например, в Испании звучит как «привет». Когда я представляюсь, много радости приношу людям.
Ольга Сережникова

Поделиться с друзьями:

Добавить комментарий