Ольга Люцко. Психологические сказки

Премудрая гусеница

Огромная Гусеница жила под капустным листком и была уверена, что знает о жизни все. Растянув мягкий толстый живот навстречу утреннему солнцу, она любила поболтать о том о сем с пролетающей мимо мошкарой, пожужжать с пчелками, посплетничать с жуками.

– Милые мошечки, вы так все и летаете? – спрашивала Гусеница.

– Да, забот невпроворот! Тут погудели, теперь там погудеть нужно! А то вон пастух на пригорке уснул – если не разбудим, все коровы разбредутся!

– Ой, какие же вы заботливые! Прямо ни минутки покоя! Вы о себе-то хоть иногда думаете?

– Куда уж нам! На себя времени почти не остается. Все в делах, в заботах.

– А о себе думать нужно! – поучительно сказала Гусеница. – Вот у меня: все – для себя. И лишний раз стараюсь не перетруждаться. А вы могли бы и комара попросить разбудить пастуха – ему это ничего не стоит! А сами бы в это время отдохнули… И вообще, можно пастуха не трогать, а за коровами приглядывать – начнут разбегаться, тут вы его и разбудите. Так ведь гораздо меньше работы!

Мошкара между собой переглянулась и полетела совет держать: может, соседка и вправду дело говорит?

Гусеница же посмотрелась в капельку росы, важно надула щеки и, любуясь собой, подумала: «Я молодец! Я такая умная!..»

– Ж-ж-ждравствуй! – услышала она вдруг.

– О, здравствуй, Пчела! Все трудишься?

– Да! Клевер на лугу вчера расцвел – такой ароматный!

– Но луг же так далеко! Твои крылышки, наверное, очень устают?

– Далеко… Что поделаешь?

– Всегда можно найти вариантик, чтобы себе попроще было! Смотри там, сразу за забором, у дачников дельфиниум расцвел! Такие красивые синие колокольчики – я прямо ахнула, когда увидела. А уж пыльцы-то там сколько! Может, и больше, чем в клевере на лугу. Я бы на твоем месте ни на какой луг не летала, а все на клумбе собрала. И пыльцы много принесешь, и не перетрудишься! О себе заботиться нужно, подруга, мы ведь созданы для счастья, а не для работы.

Пчелка еще немного пожужжала про то, что клеверовый мед очень полезен, и вскоре полетела восвояси с кучей советов о том, что такое счастье и как его достичь.

Гусеница же погрызла капустный лист, а затем медленно поползла на прогулку.

– Привет, соседушка! Как поживаешь? – окликнул ее знакомый голос. Это был Дождевой Червячок, который жил возле забора.

– Лучше всех! – улыбнулась Гусеница и изогнула свое толстое тельце так изящно, как только смогла. – Пойдешь со мной гулять? Такой день хороший!

– Вот в том-то и дело, что хороший! – ответил Червячок важно. – Столько всего можно успеть сделать, столько земли перелопатить! А если я в такие дни гулять стану, то капуста, на которой ты живешь, плохо расти будет…

– Ну, для этого и других червей полно! Ты же так много работаешь, пора уже начать жить для себя, любимого… – не унималась Гусеница. Ей очень хотелось прогуляться с соседом.

– Знаешь, я лучше как-нибудь после дождя забегу, – ответил Червяк и пополз своей дорогой, размышляя над словами подруги. Может, и правда забросить всю эту капусту подальше и начать жить для себя?

Гусеница посмотрела ему вслед и в очередной раз подумала: «Как печально все вокруг живут: трудятся и света белого не видят! Несмышленые, ограниченные создания. Наверное, нужно было родиться на свет гусеницей, чтобы понимать, что счастливым можно быть и без всего этого. Наслаждение и отдых – вот истинное счастье, и умный всегда найдет способ поменьше трудиться. Вот когда я стану бабочкой…» Гусеница прикрыла веки, сладко зевнула и начала мечтать о своем красивом беззаботном будущем…

В грезах Гусеница имела огромные пестрые крылья и порхала над пригорком, совершенно не заботясь о том, что коровы разбрелись, потому что пастух уснул слишком крепко, что собранный с дельфиниума мед оказался ядовитым, что грядка, лишенная своего заботливого червячка-смотрителя, дала в два раза меньший урожай…

Впрочем, Гусенице и самой не очень-то повезло: заветные крылья она так и не получила. Это и неудивительно. Чтобы взлететь, нужно было предварительно сделать уютный теплый кокон, перезимовать в нем, а по весне выбираться из него на непослушных тонких ногах, волоча за собой тяжелые крылья. Но Гусеница, как известно, лишний раз утруждать себя не любила.

Поделиться с друзьями:

Добавить комментарий