Монолог женщины-геолога: «Можно быть женственной, даже по уши испачкавшись в глине»

«Абсолютная темнота… При отсутствии фонового света (а на поверхности земли даже ночью не бывает полной темноты – всегда есть звезды, луна, огни городов) непривыкший к дисциплине ум поначалу рисует причудливые образы и страхи… Опытные спелеологи, которые проводят в вечной ночи пещер значительную часть жизни, умеют различать оттенки кромешной тьмы, видеть черный силуэт человека на фоне еще более черной стены. Глаза привыкают, и постепенно учишься видеть в темноте»… Мария ВАКУЛЬЧИК – спелеолог клуба «Геликтит-ТМ», рассказала «ЖЖ», что движет девушками, выбирающими полный опасностей спуск в пещеры, что они ищут и что находят на этом пути.

«Быть не такой, как все, мне нравится»

Спускаясь в пещеру, я учусь видеть себя, излучать внутренний свет, слышать то, что на самом деле происходит вокруг, различать мнимые страхи и проверять свое тело. Звук в пещере распространяется не так, как на поверхности. Можно слышать шум водопада, а, добравшись до него, увидеть маленький ручеек, и наоборот. В падении капель слышатся голоса людей – так и рождаются легенды. Когда после такого путешествия я возвращаюсь в реальный мир, многие проблемы кажутся уже не такими большими, как до спуска в пещеру.

Пещеры бывают вертикальные, в которые можно спуститься с помощью специального снаряжения по веревке; и горизонтальные – в них можно попасть пешком, ползком или распираясь руками и ногами в трещине. Лично мне нравятся горизонтальные пещеры: чувствуешь опору, правда, не всегда под ногами. Моя самая любимая пещера – Млынки наУкраине, протяженность которой более 50 километров. Я была и в вертикальных пещерах (плато Чатыр-Даг в Крыму, плато Арабика на Западном Кавказе), и в смешанных (диагональных) (Воронцовская система в Краснодарском крае).

В юности я чувствовала себя не такой, как мои сверстники, и мне было некомфортно. Но потом я поняла, что быть не такой, как все, мне нравится. И именно в окружении необычных людей я чувствую себя лучше. В клуб я попала случайно, но теперь понимаю: случайности не случайны. В процессе обучения многие отсеиваются: у кого-то не хватает силы духа, кого-то не отпускает городская суета. Чтобы заниматься спелеологией, не требуются какие-то особые данные – нужны лишь смелость и желание расширять рамки своей зоны комфорта.

Женственной можно быть всегда. Даже измазавшись по уши в глине. Даже перетащив гору транспортных мешков по 13 килограммов каждый по узким и извилистым ходам пещеры…

spaleolog3

«У нас часто образуются спелеопары и спелеосемьи»

Занятие спелеологией – хобби не из дешевых. Можно позволить себе раз в год уехать на месяц, а можно – два-три раза по две недельки. Экипировка – довольно дорогое удовольствие, но при правильном уходе она служит долго, и необязательно покупать все и сразу. Для новичков в нашем клубе есть снаряжение. Потом, когда освоишь навыки хождения по веревке и поймешь, что тебе это интересно, можно покупать личную экипировку.

В пещеру спускается минимум два человека. В двойке важна психологическая совместимость. Здесь ни в коем случае нельзя обидеться и оставить товарища. Какие бы разногласия ни возникли, надо искать компромиссы и беспрекословно соглашаться с решением руководителя. Наверное, поэтому у нас часто образуются спелеопары и спелеосемьи.

У нас каждый может найти занятие по душе. Кому-то нравится делать навеску, решая, как и где должна пройти веревка по пещере, чтобы было удобно и она не перетерлась. Кому-то по душе переносить вещи с места на место, ведь, когда спускаешь в подземный лагерь очередную порцию снаряжения, ребята радуются, если для них там заботливо припрятали «вкусняшку». Мне нравится делать топосъемку – составлять карту. По образованию я инженер-строитель, и этот вид работ для меня понятен и логичен.

spaleolog2

Легенда о Белом Спелеологе

Вариаций легенды о Белом Спелеологе много, и все они трагичны. Залезли три приятеля в пещеру и нашли там клад. Может – золото, может – монеты, может – рукописи или старинное оружие… Двое вылезли наверх, подняли веревку с кладом, а третий внизу оставался – мешки с кладом к веревке привязывал. Отвязали два приятеля мешки от веревки, начали ее вниз спускать да уронили. То ли конец ее к дереву был плохо привязан, то ли дерево гнилое попалось… Посидели они над входом в пещеру, подумали и поняли, что без посторонней помощи им своего друга из пещеры не вызволить. А как на помощь звать, когда богатство руки жжет? Да и на двоих делить – не на троих…

Есть и второй вариант легенды. Однажды спустились в пещеру два парня и девушка, в которую оба были влюблены. В борьбе за ее любовь один соперник сбросил другого в пропасть…

Третий – о двух друзьях, которые отправились в неизведанные пещерные глубины. Один оступился и сломал ногу. Приятель оставил ему рюкзак с запасом еды, воды и свечей, а сам пошел к выходу. Хотел позвать помощь, а потом почему-то передумал. С тех пор дух погибшего парня бродит по пещерам, ищет предавшего друга, чтобы отомстить.

Легенды легендами, но все, кто не раз бывал в пещерах, утверждают, что Белого Спелеолога надо уважать. Мы приходим к нему в дом и должны соглашаться с его порядками. Нельзя ничего выносить из пещеры, даже камушка. Нельзя ничего оставлять из принесенного с собой, даже фантика от конфеты. И в беде никого оставлять нельзя. Если вдруг заблудишься, Белый Спелеолог может увести тебя к себе навсегда, поэтому лучше не бродить в одиночку, а просто сидеть и ждать помощь. А если ищешь пропавшего друга, то призрак обязательно покажет тебе дорогу к нему. Считается, что у Белого Спелеолога обе руки правые и длинные волосы. Интересно, что в пещерах часто бесследно теряются расчески и только правые перчатки…

Поделиться с друзьями:

Добавить комментарий