Александр Васильев: «В платье нельзя жить, а в квартире можно. Вот и выбирайте»

Выставка Александра Васильева в Минске начала принимать посетителей 15 сентября. Маэстро провел пресс-конференцию и рассказал журналистам, за каким стилем будущее, почему нужно опасаться лабутенов и сколько на самом деле должны стоить дизайнерские вещи.

«Мои выставки всегда ориентированы на широкую аудиторию, потому что красоту способны оценить все»

Выставка в белорусской столице – десятая выставка коллекционера с начала сентября. Александр Васильев является настоящим фанатом своего дела и подходит к нему со всей строгостью и ответственностью. Именно поэтому многие вещи из его коллекции не готовы выставляться, поскольку на данный момент они не имеют общей композиции и пока не могут быть сведены вместе.

Что касается выставки «Модный век», то посетители увидят не только «безымянный» исторический костюм, но и наряды мировых знаменитостей, таких как шведская киноактриса и певица Сара Леанде, «муза русского авангарда» Лилия Брик, Ева Браун. Имеются и экспонаты родом из Беларуси. Среди них – наряды Анжелики Агурбаш, певицы Алены Свиридовой, подвенечное платье могилевской модницы 1923 года, платье начала 60-х годов матери Александра Татьяны Гулевич.

— Экспонаты моих выставок постоянно меняются. Во-первых, большую опасность представляет освещение. Даже если музей профессиональный, все равно накал ламп достаточно мощный, чего очень не любит текстиль: вещи быстро выцветают и выгорают. Очень боимся также выставлять мех из-за личинок некоторых насекомых. Однажды произошел один неприятный случай. На одной из выставок протекла крыша во время мощного ливня, и вся штукатурка просыпалось на мое платье. Его, конечно, отреставрировали, но оно навсегда утратило свою уникальность, — поделился Александр Васильев.

Сами экспонаты отбираются в зависимости от требований экспозиции, тематики, размера музея и возможностей манекенов. Дело в том, что некоторые платья из коллекции на манекенах не сходятся. Происходит это по той простой причине, что объем талии XIX века – 48-50 см, и манекены такого формата делаются специально на заказ. Но не все страны и не все города располагают такими музейными мастерскими и квалифицированными специалистами. Поэтому гостьи выставки могут даже не мечтать примерить такое платье: оно попросту не застегнется.

О женщинах-кокетках и мужчинах-неряхах

На выставке «Модный век» представлено только два мужских костюма. Александр Васильев объяснил причину, почему так произошло.

— Мужчины так неряшливы, что изнашивают свои наряды до дыр. И, как правило, все мужские брюки не сохраняются. Еще можно найти жакеты или верхнюю одежду, но вот брюки в хорошем состоянии отыскать значительно сложнее.

А женщины, из кокетства, часто носят вещи только один раз, и потом хранят их из сентиментальности: воспоминания о приятных былых временах, об ушедшей молодости или юношеских мечтах.

Многие передают вещи по наследству. Это зависит также от страны и ее социальных традиций. Например, во Франции, где большинство людей живет в малогабаритных квартирах без антресолей и чердака, отрицательно относятся к старомодной одежде. А в Великобритании и США люди в основном живут в особняках или домах с большими чердаками, где можно хранить вещи, поэтому американцы и англичане в этих вопросах очень щепетильны и относятся к старым вещам с большим уважением.

Аукционы VS блошиные рынки

Историк моды уже начал собираться коллекцию XXI века. Многие дизайнеры дарят ему свои наряды, но маэстро не обходит стороной и секонд-хенды.

— Я понял, что самые выгодные инвестиции – это мода недавнего прошлого, она всегда стоит очень дешево. Сейчас вещи модных нынче 90-х возросли в цене. А вот одежда 2000-ых ничего не стоит, и в секонд-хендах ее можно приобрести за 3-5 евро, но это все временно.

В России, к примеру, выходят из моды лабутены. Раньше все модницы мечтали иметь красную подошву, а после выхода одноименной песни это стало синонимом вульгарности. Думаю прикупить пару после сильного снижения стоимости этой обуви в секонд-хэндах, ведь главный талант коллекционера – покупать вовремя.

Что касается приобретения раритетных экземпляров, то Васильев уверен: не существует ничего лучше аукционов.

— Никогда в жизни вы не найдете чего-то по-настоящему ценного на блошиных рынках. В лучшем случае вам подвернется вещица 70-х годов XX столетия. Но что-то более стоящее – вряд ли.

Мода – как салат

Александр Васильев утверждает: в моде все циклично. Часто возвращались и высокие талии, и низкие, и подкладные плечи, и горошек. Маэстро сравнивает моду с кухней:

— Не ждите от моды чего-то нового, все уже давно придумано. Но ведь возможна новая композиция! Это как салат: можно использовать знакомые ингредиенты, но подавать с другим соусом.

Унисекс – будущее мировой моды. Когда-то женщины «украли» всю одежду у мужчин, включая подтяжки. И сейчас происходит обратная реакция – сильному полу стало скучно. И многие дизайнеры на своих показах представляют платья для мужчин. Конечно, подобные наряды не будут носиться повсеместно, однако это не значит, что пройдет время, и эти перемены не произойдут.

Мода по-русски

Историк моды очень ценит народные традиции. Узнав, что на улицах города можно встретить белорусов в национальных вышиванках, он искренне порадовался такой тенденции в Беларуси, чего нельзя сказать о нашей соседке:

— В России убит народный костюм. Он существует исключительно в танцевальных и песенных ансамблях. Но выполнен он современными материалами с использованием искусственных камней, сшит на машинке. Национальная одежда живет только там, где есть ее носители: в Испании, в Австрии, в Индии, в Японии.

По мнению Васильева, истоки русской моды следует искать в моде голландской, немецкой, французской. Подобно губке, она впитывала все самые лучшие веяния, приобретая при этом свои особенности. К примеру, этому сопутствовали климатические условия, холодная зима, необходимость носить теплую обувь, меха, шапки. Все это, помноженное на желание одеваться ярко и красочно, породило русский стиль.

Теперь русским стилем вдохновляются мировые модные бренды:

— Можно вспомнить великолепные коллекции Жан-Поля Готье, Пьера Кардена, Ива Сен-Лорана, Джона Гальяно. Поэтому я смело могу назвать Россию не страной-законодательницей моды, а страной-источником большого стиля.

«В платье нельзя жить, а в квартире можно. Вот и выбирайте»

По словам Васильева, стоимость вещей мировых домов моды – неоправданно высокая. При этом большинство брендов производят одежду класса прет-а-порте в Китае. Производство практически любой вещи в этой стране сейчас стоит 2-3 евро, а в магазине она стоит 200-300 евро. Если говорить о кутюр, то такие наряды стоят в районе 20-60 тысяч евро за платье. А это цена квартиры в Минске. Поэтому коллекционер призвал задуматься, что для вас приоритетнее: иметь жилье или одеваться от-кутюр.

Белорусские корни

Немногие знают, что Александра Васильева с нашей страной связывают не только выставки, лекции и выступления. Его дедушка родился в Молодечно, а мама родом из села Шатилки Могилевской области. Александру Александровичу даже предлагали дом его прапрадеда в Молодечно, однако от него пришлось отказаться:

— Дом был в очень плачевном состоянии. Да и я особо не наезжусь. Тем более что у меня есть семейный дом нашего рода в Литве. Его построил мой дедушка в 1912 году, и сейчас он является нашей фамильной усадьбой. Но я готов как можно чаще приезжать в Беларусь, устраивать выставки и любоваться вами.

Автор Руслан ФРОЛОВ

Поделиться с друзьями:

Добавить комментарий