Англичанин о белорусках: «Они красивы, искренни и печальны»

Самый счастливый мужчина Беларуси живет в Бресте. Его зовут Тревор Джеймс и он – англичанин. Врачи пророчили ему жизнь в инвалидной коляске, а он выступил на международных соревнованиях по карате. В 36 лет он закончил Плимутский университет, а в 52 года встретил женщину, ради которой перебрался из Туманного Альбиона в страну голубых озер.

Анна и Тревор вместе уже три года. Их двухлетняя дочка Оливия одинаково хорошо понимает папино «I love you» и мамино «Я тебя люблю».

Тревор практически не говорит по-русски. На вопрос «почему?» отвечает, что это никак не влияет на его комфорт, зато очень помогает в нынешней работе преподавателя. Ученики знают: общение будет исключительно на английском, надо учить слова.

«Я ничего не знал про Беларусь»

Белорусы уже привыкли встречать на улицах городов людей различных национальностей, но все же, англичанин, проживающий в нашей стране, достаточно редкое явление. Как вы оказались в Беларуси?

– До того, как я сюда приехал, я вообще ничего не знал про Беларусь, даже не представлял, где эта страна находится. После неудачного второго брака заинтересовался психологией общения с женщинами, читал много книг на эту тему. Однажды познакомился в интернете с женщиной из Беларуси, ее звали Светлана. Мы начали общаться по скайпу, подружились, несколько раз встречались. В октябре 2012 года я приехал в Жабинку, где она тогда жила. Но вскоре поведение этой женщины стало странным – не вполне адекватным. Она постоянно обвиняла меня в том, чего я не делал, могла испортить мои вещи. Я решил уехать обратно в Англию.

А как произошло знакомство с Анной?

– Я работал в брестской школе дополнительного образования «My baby», вел там группу Speak up Club – уроки разговорного английского для детей и взрослых. Одной из учениц оказалась Анна – она давно искала курсы именно разговорного языка. Мне показалось, что мы сразу друг другу понравились, хотя общались только на уроках. Я тогда жил со Светланой, а Анна была замужем, поэтому не было никакой речи о том, чтобы у нас возникли отношения. Потом Анна заболела и пропустила несколько уроков, а я в это время уехал обратно в Англию. Там получил сообщение от Анны, в котором она спрашивала, что случилось и буду ли я еще вести свои курсы в Бресте. Как-то незаметно мы начали переписываться, потом общаться по скайпу.

Мне необходимо было еще раз вернуться в Беларусь для того, чтобы закрыть зарегистрированный на меня бизнес. Я открывал его для того, чтобы иметь возможность дольше находиться здесь. В октябре 2013 я снова приехал в Брест и остановился у родителей Анны. К тому времени она ушла от мужа и жила у них. Как-то сразу стало понятно, что ни мне, ни ей не хотелось, чтобы я уезжал. До конца визы оставалось две недели, поэтому, когда мне дали новую визу, мы оба были очень рады. Так я и жил здесь с двухнедельным набором вещей в течение 9 месяцев. В декабре 2013 Анна сообщила мне о своей беременности, теперь я счастливый отец Оливии.

«Красивые, искренние, печальные…»

Есть ли различия в отношениях мужчина-женщина в Англии и Беларуси?

– Мне кажется, есть достаточно значительные различия. Здесь очень заметно, что мужчины чувствуют себя выше женщины, лучше женщины, будто они находятся в каком-то более привилегированном положении. В Англии если бы мы имели смелость даже подумать о том, что мы лучше женщин, нам пришлось бы несладко. В Беларуси многие мужчины считают себя главными в семье, в доме, в жизни. Похожая ситуация была в Англии где-то в 60-х годах. Но, начиная с 70-х годов, отношение мужчин к женщинам поменялось к лучшему.

Вы думаете, наши женщины ожидают от мужчин равноправного отношения?

– Может это какие-то особенности культуры или менталитета, но белорусские женщины ожидают совершенно определенного отношения к ним мужчин. И если мужчина что-то делает для них, то они не испытывают никакой благодарности, воспринимают это как должное. Если в магазине я открываю дверь перед женщиной с коляской или с сумками, то я делаю это не потому, что должен это сделать, а потому, что хочу так поступить, потому что я джентльмен. Мне хочется помочь женщине, чтобы она не мучилась с колясками и сумками. Я открываю дверь, но при этом считаю, что не обязан этого делать. Просто делаю это из каких-то своих добрых побуждений. А женщины, в большинстве своем, это воспринимают как должное и не благодарят. Поэтому мне приходится самому говорить себе: «Спасибо!» Если ты им открываешь дверь, они ничего не говорят, и если ты им не открываешь дверь, они тоже ничего не говорят. В Англии, если мужчина что-то делает, даже обычный мужской поступок, женщина все равно благодарна.

Тревор, что вам нравится в белорусских женщинах?

– Они красивы – это первое, что я могу сказать, как мужчина. Они искренни – это замечательно. Они печальны. Глаза многое могут сказать о человеке. Если заглянуть в глаза белорусских женщин, там живет грусть, меланхолия. Возможно, им не хватает поддержки мужчин…Ведь женщина трудится практически круглосуточно. Мужчина, приходя домой после восьмичасового рабочего дня, объявляет себя уставшим и ложится на диван. Женщина, которая сама только что вернулась с работы или весь день занималась детьми, кормит мужа, ухаживает за его вещами, убирает дом. При этом мужчина считает свою работу важной, а труд своей женщины не замечает, не считает его достаточно сложным, чтобы ценить. Часто за успешным мужчиной стоит много работающая женщина. Мне кажется, вашим мужчинам стоит научиться быть благодарными, это важно.

«В Англии женщины после пятидесяти не интересуются мужчинами»

Что отличает английских женщин от наших?

– Молодые женщины в моей стране ведут очень активный образ жизни. У них мужской подход ко всему, они хотят достичь равного уровня с мужчинами и думают, что для этого им надо быть во всем как мужчины, лучше мужчин. По большому счету, они становятся мужчинами. Им хочется равноправия, но они не пытаются добиться этого каким-то своим, женским, путем. Не умеют быть равноправными, но при этом оставаться женщинами. Недавно в интернете мне попалось видео, где женщины дерутся возле ночного клуба, бьют друг друга по лицу какими-то металлическими предметами. Неправильно, что женщины становятся агрессивными – они не должны такими быть.

Но ведь не все англичанки такие?

– Конечно, не все. Есть милые и приятные женщины, которые могут быть приветливыми и заботливыми, хорошими матерями, ценящими мужчин… Но, когда ты открываешь перед ними дверь в магазине, всегда есть два варианта развития событий: либо тебе говорят спасибо, либо тебя могут побить.

А как же королева Великобритании с ее женственными платьями и шляпками?

– Королева отличается от всех других женщин, она на них совершенно не похожа. Из-за своего аристократического происхождения, из-за политического и религиозного аспектов она не может быть той личностью, какой хотела бы. Она должна быть тем, чего от нее ждут – общество, люди, политики, влияющие на ее жизненную позицию в стране и в мире. По большому счету это не совсем реальный человек, это – образ.

Женщины более старшего возраста тоже поддерживают феминизм?

– В Англии женщины после пятидесяти лет вообще мало интересуются общением с мужчинами. Они предпочитают сидеть дома у телевизора, найти для себя хобби – вязание или вышивание. У них нет активного отношения к жизни, они спокойно отдыхают, проводят много времени с внуками, иногда путешествуют.

Какие качества вы цените в женщине?

– Мне нравится, когда женщины ценят себя, занимаются собой, своим всесторонним развитием. Не нужно соревноваться с мужчинами, но важно уметь брать на себя ответственность за свою жизнь.

Если говорить о женщинах вне национальностей, что вы хотели бы сказать о них?

– Спасибо Богу за то, что есть женщины! Женщины всегда будут очень важны для мужчины на любой стадии его жизни, независимо от социального положения и возраста. Спасибо женщинам, что они у нас есть!

«Бог запретил мужчинам изменять своим женщинам»

Расскажите, пожалуйста, о своей жизни в Англии.

– Я родился в 1961 году в деревне Панборн графства Баркшир в малообеспеченной рабочей семье. Нас было у родителей 8 детей – четыре мальчика и четыре девочки. Мы жили в арендованной квартире, принадлежащей государству.

Мне очень нравилось ходить в школу, я наслаждался всеми уроками и никогда их не пропускал. В 11 лет я окончил начальную школу и отлично сдал экзамены. В Англии по результатам этих экзаменов определяется уровень средней школы для дальнейшего обучения: secondary school – для обычных детей или grammar school – для более одаренных детей, с занятиями по углубленной программе. Я должен был учиться в grammar school, но мои родители развелись, и папа забрал меня жить в Уэльс.

Там оказалась совершенно другая школьная программа, поэтому мне пришлось снова сдавать экзамен. Поскольку я не изучал программу той школы, естественно, экзамен сдать не смог, и меня определили в secondary school. Отчего-то после этого интерес к учебе у меня пропал, я почти не посещал уроки. В семье шутили, что мой отец чаще бывал в школе из-за моих прогулов и нарушений порядка, чем я сам. Я провалил все экзамены по окончании средней школы и в 15 лет пошел работать на стройку, а в 21 уже открыл свой строительный бизнес вдвоем с другом. В моей семье я был первым, получившим высшее образование. Для саморазвития уже в возрасте 36 лет я окончил Плимутский университет по специальности «Социология и право».

На вашей страничке «Вконтакте» установлен статус: «Никогда не сдавайся!». Это жизненная позиция?

– Да. Я меняю тактику, стратегию, но никогда не сдаюсь. В 24 года я попал в очень серьезную аварию и получил перелом позвоночника. После проведенных исследований врачи сообщили, что никогда больше не буду ходить. Я не мог себе представить, что оставшиеся 50-60 лет жизни проведу в инвалидной коляске. В течение шести следующих недель по ночам, пока остальные пациенты спали, а медсестры сидели в своих кабинетах, я старался заставить свои ноги двигаться. Сначала пытался шевелить пальцами, потом ногами, постепенно начал садиться, вставать, шагать, ходить. Через шесть недель я встал, оделся и ушел из госпиталя.

Вы были женаты до встречи с Анной?

– Я был женат дважды. С первой женой прожил 17 лет, у нас родилось двое детей. Дочери сейчас 29 лет, сыну 27. До сих пор считаю первую жену другом и родственной душой, хотя поводов для общения у нас уже нет. Со второй женой я прожил 9 лет, детей не было. Этот брак считаю ошибкой. Сейчас у меня в жизни есть три главные женщины: Анна и две мои дочки. Старшая дочь живет в Англии, но общаемся мы постоянно. Она многого добилась сама, своим упорством и умом. Когда-то я сказал своим детям: если хочешь быть богатым, смотри на богатых людей, думай, как богатый человек, одевайся, как богатый, много работай и поступай, как богатый. У дочки это получилось, я горжусь ею.

Что вам особенно нравится в Анне?

– Как любого нормального мужчину, меня привлекает ее физическая красота. Очень нравится спокойное отношение Анны ко всему происходящему. Если мне что-то не нравится, я прямо высказываю свое недовольство, а Анна выбирает более мягкий подход, пытаясь найти компромисс, договориться. Иногда мне даже кажется, что она должна быть более активной и жесткой, больше отстаивать свои интересы. Женщины не обязаны соглашаться со всем, а мужчины должны относиться с уважением к мнению женщин.

Вы считаете верность важным качеством?

– Измена и обман абсолютно неприемлемы в отношениях между двумя людьми. Никогда не позволил бы себе неверность, не причинил бы такой боли близкому человеку. Бог запретил мужчинам изменять своим женщинам…

Автор Елена ВОЛКОВСКАЯ

Поделиться с друзьями:

Добавить комментарий