НА ПУТИ К МЕЧТЕ: САМЫЙ ТЕМНЫЙ ЧАС – ПЕРЕД РАССВЕТОМ!

Вечер. Самое время начать. В свете уличных фонарей мелькают дома, деревья, одинокие кошки, сиротливо ютящиеся возле подъездов.

Я иду. Да, больше откладывать нельзя. Потом время начнет играть против меня. Если пропустить запал, вместо взрыва останется один «пшик». Поэтому или сегодня – или мечта так и останется мечтой.

Стадион в полутьме кажется огромным чудищем, готовым проглотить любого, кто только ступит на дорожку. Но я не боюсь его, я настроена оптимистично. Долгие тренировки дают о себе знать. Сколько времени я провела здесь! Поэтому стадион – мой друг. Я выбрала его вместо заманчивого предложения стремиться в темную вдаль, без опознавательных знаков и указателей. Я доверяю ему, так же, как верю себе, что справлюсь. Его монотонные круги вовсе не означают «бег в колесе». Это – бег по спирали, с постепенным подъемом вверх. Каждый круг – как покорение еще одной маленькой вершины.

Именно так представляю я самый правильный маршрут – от малого к большему. От большего к глобальному.

Хорошо помню тот день, когда впервые поделилась своей мечтой с друзьями. «Отлично, давай! Ты же знаешь, мы всегда тебя поддержим, только дай знать! Мы рядом, не сомневайся!» Я и не сомневалась.

Прошло полгода. И вот я здесь. Подготовленная морально, натренированная физически. И… совершенно одна. Как же так? Я же говорила, что сегодня тот самый день. Они обещали и… не пришли.

Вероятно, что-то произошло, и Таня с Олей просто не смогли перенести запись. У Юли дети, у Кати работа, у Алены проекты.

А кому вообще есть дело до того, что происходит со мной? Каждый живет своей жизнью, пора это признать. У каждой есть муж, дети, работа, куча забот, а здесь нарисовалась какая-то я со своим вопросом-просьбой: «Привет, подружка! Приходи на меня посмотреть, приходи меня поддержать!»

Смешно. И грустно. Прошли те времена, когда мы были вместе, даже если жили на разных сторонах света. Мы были идейно близки. Думали, говорили и смотрели в одном направлении. Мы были разными, но составляли единое целое.

Сколько лет прошло… И остались лишь обязательные поздравления на день рождения и Новый год. Я не грущу, так и должно быть. Жизнь расставляет все по своим местам. И если я сейчас одна, здесь, посреди этого огромного стадиона, в полной тишине начинаю движение к цели, начинаю свой бег, значит, это только мое испытание. Только я и время будем знать о том, как все прошло.

Мое движение продолжается уже час. Стук сердца и удары ног о дорожку слышны в промежутках между музыкой. В некоторых окнах стал зажигаться свет. Кое-где приоткрываются шторы и удивленно-заспанные лица выглядывают из форточек. Я их почти не вижу. Я смотрю только вперед. Не думаю о том, сколько надо еще пробежать. Я считаю в обратном порядке, так проще договориться с собой, легче усыпить внимание внутреннего контролера, постоянно следящего за всем, что происходит у тебя внутри и снаружи.

Прошло еще полчаса. Завершая очередной круг, я вдруг увидела на трибуне двоих ребят. Они смотрели на меня, что-то записывали в блокнот, а когда наши взгляды встретились – замахали руками и стали кричать. Я не знала, кто это так активно поддерживает мой ночной забег, но мне стало чертовски приятно. Вероятно, после 15 километров я постепенно мутирую из волчицы-одиночки в живого человека, который чувствителен к вниманию и участию.

В любом начинании бывают точки отката – мертвые точки, когда энергия заканчивается. Вначале появляются одиночные мысли, затем логически выстроенные цепочки, а после уж подкатывает и тяжелая артиллерия – неоспоримые факты, доводы, заключения врачей, паспортные данные, подчеркивающие возраст – и начинает массированную атаку твоего мозга.

Когда была пройдена дистанция в 18 км и осталось совсем немного, возникла опасность сдаться. Внутри непрерывно пульсировали недобрые мысли: «Для чего? Зачем? Кому это нужно? Курам на смех!», пытаясь меня «образумить», остановить. Но на мое счастье те двое продолжали сидеть на трибуне и при виде меня усиленно махать руками – мол, давай, не останавливайся, мы знаем, сейчас тяжеловато, но ты справишься, мы рядом. Как будто знали, о чем я думаю. Как будто сами делали это не один раз. С такой поддержкой я продолжала свой беговой дрифт.

Какое приятное чувство быть своей среди совершенно незнакомых людей. И как холодно и одиноко порой становится среди близких и родных. Да, они готовы быть рядом, но только когда все закончится, когда будет финиш, будут результаты, будет победа и… если их плотный график им позволит.

Пошли последние километры. Впереди еще круги и круги… Мысли утихли, тело перешло на автономный режим: «Видишь цель? Вижу! Веришь в себя? Верю! Тогда вперед!» И я бегу. А сколько нас, таких не спящих, так жадно желающих совершить нечто иное, большее, чем мы способны сделать обычно. И мы делаем, бежим, движемся. Мы слышим крики «Давай! Ты сможешь! Еще немного! Молодец!» Слышим и подсознательно набираем обороты, ускоряемся, ведь кроме нас самих в нас поверили и другие.

Ах, как это пьянит, как окрыляет.

Трибуны стали понемногу заполняться людьми. Кто они, эти люди, что пришли ночью посмотреть на одинокого бегуна? Разве это так важно?

Последний километр. Всего километр – и в этот самый момент шнурок предательски развязывается. Глазам не могу поверить: он действительно развязался! Такое в моей практике было, не скрою. Было всего однажды, в мой самый первый день, когда вышла пробежаться. С мечтой в сердце, с утопическим планом в голове. А уже через десять минут красивые бантики волочились по асфальту. С того дня никаких бантиков, только двойной узел.

И вот сейчас, когда я почти у финиша, вдруг такое нелепое недоразумение. Что же делать? Продолжить движение или остановиться? А если остановлюсь, смогу ли я снова начать бежать? Столько вопросов… Кажется, я об этом где-то читала: самый темный час бывает перед рассветом. Вдруг до меня с трибун начинают доноситься негромкие подбадривающие хлопки. Страх проходит сам собой. Проблема устранена. Под аплодисменты я закончила свой марафон. Да, я это сделала! Я смогла! У меня получилось!

Не все ликовали, признаюсь. Были те, кто скептически оценивал, например, технику бега: «Так бегать нельзя, деточка. Пожалейте свои ноги». Те, кто с секундомером долго стояли рядом со мной и показывали «слабые места»: «Вот если бы ты здесь ускорилась, а здесь сохранила набранный темп, то, поверь мне, итоговые показатели были совершенно иные». А были те, кто просто обнимал меня, жал руку и смеялся вместе со мной.

Человек рождается и умирает в одиночестве. Тогда как течение его жизни наполнено встречами. Как замечательно, если встречи эти случаются с единомышленниками, людьми, готовыми подставить плечо или вместе от души посмеяться.

Быть разными, но составлять часть единого целого.

Автор: Янина ОРЛОВА

Поделиться с друзьями:

Добавить комментарий