Трудности перевода

– Понимаешь, животные – они же беззащитные, доверчивые, как дети. А этот пес лежит тут на улице, под забором, бедненький, на холоде, голодный, несчастный, как скиталец. Я не могу на такое смотреть, у меня сердце просто разрывается! – возмущается моя подруга Лена, впервые наблюдая за течением пражской жизни из уютного кафе.

– Ну, сегодня не так уж и холодно, плюс десять, – неловко пытаюсь я успокоить встревоженное Ленино сердце. – А он, смотри, в каком пуховике – я бы сама от такого не отказалась.

Но моя попытка превратить печаль в иронию проваливается с грохотом. Лене не до смеха, она слишком любит собак.

– Это не смешно. Я бы расстреливала таких хозяев. Ставила бы к стенке без суда и следствия – и пулю в лоб!

– Ну, подожди ты расстреливать, всех не перестреляешь. А животных чехи очень любят – намного больше, чем людей. Как детей до трех лет. Их здесь везде пускают – в рестораны, магазины. Все с ними нянчатся, их здесь никто не обижает.

– Вижу, как их тут не обижают: собака на улице милостыню просит, а все безразлично проходят мимо! – ополчилась на весь белый свет Лена.

– Ну, он же не один, а с хозяином. И, видишь, на верблюжьем одеяле лежит, в теплую куртку укутан, миска с водой рядом, – попыталась я вернуть Лену в доброе расположение духа. Все-таки она в Праге первый раз, первый день – впечатления не должны быть ничем омрачены. Да и у собачки в жизни все в полном порядке. Но от моих аргументов Лена лишь выходит из себя окончательно.

– Он на улице, понимаешь? В плюс десять! В любой момент может пойти дождь, снег, что угодно. Ему нужен дом. Всем нужен дом! А этот бродяга его заставляет жить на улице! Ты думаешь, зачем ему собака? Чтобы жалость вызывать, чтобы денег побольше бросали!

– Ну, у них, скорее всего, есть дом, просто работа такая. Собачья. Сейчас на пиво наскребут и пойдут домой. Я их каждый день здесь вижу – больше часа не сидят.

– На пиво! А ему? Ему еда не нужна?! – негодуя, парирует Лена.

– Ну, и его покормит, я думаю.

– А я так не думаю! Не кормят они их – они же деклассированные элементы! Люмпены! Маргиналы! У них же один смысл жизни – пива нажраться, пока мозг не отключится. А ведь они их еще и бьют! Голодом морят и бьют, беззащитных, беспомощных. Я не могу даже думать о том, что приходится переживать этой собаке! – Лена смахнула предательскую слезу, принципиально отвернулась от окна и красноречиво замолчала. Отпуск кончился, не успев начаться.

– Ну, подожди ты плакать, поверь, чехи очень любят животных, особенно собак. Здесь в каждой семье обязательно живет собака. Помнишь, еще Гашек в «Швейке» писал: «Легко сказать: приведите мне собаку. Ведь каждый хозяин зорко следит за своей собакой, даже и за нечистокровной. Даже Жучку, которая ни на что другое не способна, как только согревать своей старушке хозяйке ноги, хозяйка любит и в обиду не даст».

– Так то книга. Тем более, про старушку, а не про бомжа, – полным печали голосом отфутболила очередной мой контрдовод Лена.

– И в жизни тоже. В Чехии даже закон о защите животных есть, и он работает – их защищают, как и людей. Здесь бездомных животных нет, совсем, а если берешь зверя из приюта – это приравнивается к усыновлению. Специальные службы приходят к «усыновителям» домой, оценивают условия жизни, и только если они отвечают требованиям, дают разрешение на «усыновление». Процедура почти как с детьми.

– А ты думаешь, деклассированные к детям нормально относятся? Им главное нажраться в зюзю, а дети у них – голодные, битые и холодные!

– Ну, собачка не выглядит истощенной и измученной. Даже побольше тебя весит. И веселее в разы.

– Это просто порода такая. Породистую, сволочь, взял, для издевательств.

– Да все в порядке с этой собакой. Ну, посмотри – она с любимым хозяином…

– Я бы поспорила.

– … он заботится о ней: воду поставил, куртку купил. Видишь, они в обнимку сидят…

– На холодной земле.

– На одеяле.

– А одеяло – на холодной земле!

Не успели мы доспорить до трагического финала, как у бродяги кончился рабочий день – он выгреб из шапки монеты, аккуратно сложил в рюкзак одеяло и собачью миску, надел на собаку поводок, и они направились к ближайшей палатке с хот-догами. Взял один хот-дог собаке.

– Вот сволочь, собаку фастфудом кормит, сам, небось, жрать эту дрянь не станет, здоровье бережет, а собаку травить можно! – пуще прежнего взорвалась Лена.

Взял хот-дог себе.

– Вот, гад, нет чтоб домой идти! Бедная собачка уже вся околела, а он не спешит, – таки не отчаивалась Лена…

Ольга Сережникова

Поделиться с друзьями:

Добавить комментарий