Благотворительность: желание помочь или самопиар?

Когда ломаются стереотипы, раздвигаются границы комфортного пребывания, это и есть точка роста для новых возможностей, новых реалий. И всегда есть место для сопротивления и недовольства. Сегодня речь пойдет о благотворительности. Тема «изрядно навязла в зубах» – примерно так отреагировала моя подруга, когда я пришла к ней поделиться своими планами: что именно я могу сделать, чтобы улыбок детей стало больше. При этом Алена – чуткий, отзывчивый человек, прекрасный друг, готовый всегда прийти на помощь. И тут – пожалуйста…

– Сейчас все кому не лень помогают: детям, пенсионерам, животным, растениям в тайге… Мало того – еще и трубят о своем благодеянии. Совсем забыли, что добрые дела творятся в тишине, – не переставала сетовать подруга. – Я вот тоже помогаю, только не говорю никому.

Так что же такое «помощь ближнему»? Искренний порыв души или удачный способ «сделать себе имя»?

Не хочу философствовать на заданную тему. Просто расскажу два эпизода, которые на долгие годы определили мое отношение к помощи другим. А дальше вы сами, наедине с собой, решите, что же это такое – «БЛАГО-творительность».

Первый эпизод. Я, девочка лет шести, проходя с мамой мимо церкви, достала несколько копеек из кармашка и отдала бабушке, что стояла у входа. Она очень виновато подняла глаза и чуть слышно произнесла: «Да хранит тебя Бог, деточка». Глубокого смысла той фразы я еще не понимала, но чувствовала: сделала что-то правильное, важное.

И второй случай. Будучи уже сама мамой, я как-то выходила из метро. На ступеньках стояла женщина, держа на руках младенца – крохотный комочек, завернутый в грязные тряпки. Рядом была табличка: «Пожалуйста, помогите! Нужны деньги на операцию».

Всю оставшуюся дорогу я плакала. «Какая несправедливость, как же так? – пульсировало в голове. – Столько горя… Не успел малыш родиться, мать еще не налюбовалась им, а уже может потерять в любую минуту». Дома остаток дня не отходила от сына. Носила его на руках, пела колыбельные и тихонько гладила по щечкам, когда засыпал. Той женщине я отдала все, что было в кошельке – половину детского пособия.

Через несколько дней снова увидела ее на выходе из метро, только на этот раз рядом стоял мальчик лет восьми. Надпись была та же.

Я ничего не сказала, прошла мимо. Но с того дня внутри будто что-то зачерствело. Больше никто и ничто не имело значения – только я, моя семья, мои дети.

Так продолжалось долгие годы. И только проходя с детьми мимо церкви, я все так же давала монетки и показывала, кому отдать. Даже там научилась отличать бедных и убогих от желающих «подправить свое самочувствие», а если очень повезет, то и материальное положение.

Как это бывает, чем больше ты чего-то не принимаешь, тем больше к тебе это притягивается. Чаще и громче я стала слышать призывы о помощи. «Поможем детям, поддержим стариков! Помогите многодетным! Помогите животным! Помогите!..» И, как правило, инициатором очередного движения выступала до боли узнаваемая личность. «И этот туда же. Неужели славы стало мало? Билеты на концерты плохо покупают?» – удивлялись «эксперты по всему» на лавочке у подъезда. Отчасти я с ними была согласна. Как много слов о своей благотворительности говорила очередная медиаперсона из очередного телевизионного ролика. Значительно больше, чем о самих нуждающихся. Сплошные «Я» – вместо «для Них, ради Них, с любовью к Ним».

С недоверием, а временами и брезгливостью ко всевозможным проектам и акциям продолжала я жить – пока у друзей не случилась беда. У их ребенка в 6 месяцев обнаружили генетическое заболевание. Нужны были деньги на лечение. Сумму удалось собрать, но… малыш все равно умер.

В день похорон я впервые за долгие годы вспомнила женщину, стоящую у метро с призывом о помощи. Я перестала ее осуждать – я ее возненавидела. «Если бы операция Ване была сделана раньше, все могло быть иначе», – крутилось в голове. А пока мы искали деньги, сколько отказов было услышано, сколько негатива и злобы высказано. Вероятно, не я одна встречала таких «нуждающихся» на ступеньках переходов. Нет доверия, а значит нет желания. Нет желания – нет результата. А нет результата, потому что нет доверия. Замкнутый круг.

Под Новый год руководитель студии танца, где занимается мой сын, предложила поучаствовать в акции – приехать с выступлением в детский приют и собрать подарки для детей. Предложение было принято единогласно.

Когда тебе 20 и у тебя только родился ребенок, безусловно, материнский инстинкт дает о себе знать. Но не в такой мере, как в 30, 40 или когда у тебя уже трое детей. Так я думала. Но, к моему огромному удивлению, оказалось, что материнское сердце способно растягиваться до безграничных пределов, впуская в себя каждого, кому нужны любовь, забота и ласка.

Поездка состоялась. На этом можно было сказать «до свидания». Но я не захотела мириться с мыслью, что дети достойны внимания только раз в год. Оно им необходимо круглый год! Каждый день!

Чужих детей нет, как нет и чужой беды. Я в этом уверена, я это чувствую. И говорю об этом – громко и искренне. Проверено на себе: сердце не способно растерять сострадание и сопереживание, заложенные в него изначально, с рождения. А где есть милосердие, там обязательно найдется план для решения такой задачи, как помощь тому, кто так в этом нуждается.

План есть, и в январе была отправлена уже вторая посылка в детский приют. Сейчас собирается третья. Желающих принять участие становится все больше. Это радует и очень вдохновляет.

Пока еще, чтобы привлечь внимание, мне приходится говорить очень громко и повторять много раз. Вот когда я пожалела, что не стала актрисой. Публичность и узнаваемость – определенный гарант доверия. Уверенность, что тебя услышат, поверят и пойдут за тобой. Главное здесь – быть честным с самим собой. Никаких сделок с совестью – только искренность, только правда. Но раз есть обратная связь, значит, я говорю правильные вещи, которые находят отклик в сердцах других. Это прекрасно!

Все меняется. Мы меняемся. Меняется наше тело, наше окружение, наши взгляды на жизнь, наши приоритеты и ориентиры. Я изменилась, точнее, я снова смогла вернуться к себе, той маленькой девочке, что подавала монетки у церкви и чувствовала, что сделала нечто важное. Сейчас со мной происходит то же самое. Нет маленькой помощи – есть безграничная любовь. Любовь, о которой нужно и должно говорить. И это я тоже только сейчас поняла.

Так что же такое благотворительность? Здесь я поставлю многоточие… Мой ответ вы знаете, а вашим ответом пусть станет действие. Какое? Решать вам. Главное, чтобы внутри была гармония.

С уважением, Янина ОРЛОВА, мама троих детей

Поделиться с друзьями:

Добавить комментарий