Психоантрополог: «Часто мы выбираем партнера глазами прабабушки»

вечная любовь

Надевая на палец любимого обручальное колечко под звуки марша Мендельсона, ни одна невеста не верит в возможность развода. Между тем, статистика разводов в наши дни выглядит устрашающе: расторжение брака стало самым обыденным явлением. Почему распадаются семьи, мы решили разобраться вместе с директором Русской Школы Психоантропологии, членом Международной Психотерапевтической Лиги Александром Бельцером. 

Третьей мировой не будет?..

Увеличение количества разводов связано с эволюцией бессознательного человека. Еще  несколько десятков лет назад, и всю свою историю до конца ХХ века, человечество проживало сознание, которое можно назвать сознанием принадлежности: важно было принадлежать – стране, религии, партии, роду. Не спрашивали, кто ты, спрашивали, какого ты рода. С точки зрения психологии это детское сознание – детям нужна семья, чтобы выжить. В последнее десятилетие прошлого века человечество преодолело этот рубеж и сегодня переживает «подростковое» сознание индивидуальности, когда главная ценность – свобода. Когда мы проживаем сознание принадлежности, все контракты пожизненные: замуж – до гробовой доски, если ты христианин,  то до смерти, родился в своей стране, и, скорее всего, в ее земле и будешь похоронен, работа – на одном предприятии всю жизнь. Сейчас все стало временным. Мужа или жену легко поменять, как и страну, религию, профессию. Стремление к свободе приводит к тому, что ценность связей сильно уменьшилась.

Сегодня, вступая в брак, люди задают себе вопрос: «Что мне может дать мой партнер?». Идеал мужчины в женском сознании в наши дни – «миллионер, качок, подкаблучник», а отношения возможны, только если стороны находят баланс между собственными затратами и тем, что они получают. Но все меняется, и вскоре то, что может дать другой, перестает нас удовлетворять. Связи стали слабей, и есть соблазн снова и снова искать удовлетворения своих потребностей с новым человеком, в новом союзе.

У сознания индивидуальности, которое сейчас проживает человечество, есть свои плюсы. Так, сегодня уже невозможны мировые войны. Возможны лишь локальные конфликты, потому что каждый больше за себя, чем «за всех». Посмотрите, кто втягивает сегодня мир в войну? Те, для кого все еще важна принадлежность некому сообществу или религии. Но даже представители мусульманских стран в большинстве своем уже пришли к тому сознанию индивидуальности, которое требует от человека не «отдать всего себя общему делу», а быть свободными и реализовывать именно свои потребности.

А разводов будет становиться больше, пока человечество не придет к третьему этапу – взрослению. И, если говорить об эволюции семьи, это будет время свободно выбранных союзов. Сознание принадлежности можно описать формулой «другой важней, чем я», сейчас в массовом сознании «я важней, чем другой», но следующий этап развития человечества – «другой так же важен, как и я». У меня нет обязанности оставаться с тобой. Но я свободно выбираю тебя сегодня, завтра и послезавтра – каждый день. Это ответственное, взрослое отношение к семье и браку.

В погоне за призраком

Рассуждая о разводах, прежде всего, надо понять, как мы выбираем партнеров. Есть три причины, по которым люди начинают жить вместе. Первая – сексуальный инстинкт и продолжение рода. Вторая – желание совместно расти и развиваться. А вот третья причина не так хороша, как две предыдущие: нас сводит вместе род, система. Мы встречаем человека, но видим не его, а, условно говоря, узор его рода. И если этот узор совпадает с нашим, мы будем притягиваться. Допустим, в семье девушки был дедушка-алкоголик, который гонялся за бабушкой с топором. Бабушка его ругала, мама его ругала, ни одного хорошего слова о нем девушка не слышала. И если у нее возникает выбор: пьющий или непьющий претендент на ее руку, она в 90% случаев выберет любителя выпить. Еще один вариант: женщина меняет мужчин, и ей кажется, что все ее мужчины разные – а подруги говорят ей, что все мужчины, которых она выбирает, очень похожи… Для рода всегда очень важно, что система сохраняла целостность. И если все связи с одним из элементов системы – к примеру, с тем самым пьющим дедушкой, – были оборваны, система заставит ныне живущую наследницу выбрать партнера, который будет напоминать о том, кто отвергнут.

О том, что род имеет память, а наши предки на многие поколения вглубь веков «записаны» не только в наших генах, но и в нашем подсознании, впервые психологи заговорили еще в прошлом веке. В 1970-х английский нейробиолог Руперт Шелдрейк открыл явление, которое он назвал «морфическими полями памяти». Мозг человека условно делится на три части. Это кортекс, отвечающий за мышление, палеокортекс, или рептильный мозг, ответственный за выживание нашего тела, и лимбус, отвечающий за эмоции. Все связи с системой рода находятся в лимбическом мозгу. Мы можем не знать, кем были все те люди, которые составляют наш род, но глубоко в подсознании у нас есть чувства по отношению к каждому из них. Исследования показывают, что система помнит на 7 поколений назад, то есть влияние предков, как части родовой системы, дотягивается до потомков, живущих через 200 лет после них. Вернусь к примеру с пьющим дедушкой, исключенным из родовой памяти, – вполне возможно, что в такой семье появится правнук, который унаследует агрессивность прадеда и его страсть к алкоголю. Либо правнучка найдет такого партнера – и родовая система вновь обретет равновесие.

И ладно бы на наше поведение влияла одна проекция из прошлого – но обычно на каждого из нас приходится от двух до восьми родовых проекций. Поэтому брак – это всегда сложно. Партнера выбираем мы не сами. Часто мы выбираем его глазами прабабушки, бабушки, давно умершей тети – а потом удивляемся: и как я могла его выбрать? Или требуем от партнера, чтобы он был в нашей родовой системе одновременной нашим дядей, отцом, прадедом – он на это не способен, и потому никогда не удовлетворяет нас до конца. Именно поэтому во все времена такой редкостью были счастливые семьи.

Родовой системе чужды такие понятия, как мораль. Ей нужно, чтобы сохранялась связь со всеми ее элементами. Был дед пьяницей или трезвенником, примерным семьянином или аморальным типом – для системы не имеет значения. Он был, и с ним была связь. Образовавшуюся дыру надо заполнить, поставив на это место кого-то похожего. Часто дыра в системе появляется, когда кто-то рано погиб,  и об этом больно вспоминать… Мы принадлежим системе, родовая система находится над нами и нам сложно противиться ее требованиям.

А создание пар – одна из наиболее долгоживущих схем в любой родовой системе. Иногда, изучая семейные проблемы, с которыми сталкиваются клиенты, я могу с большой долей вероятности предположить, что клиентка создала семью по тому же принципу, что и ее прапрабабка 300-400 лет назад. У системы нет таких понятий, как счастье – несчастье. Род продолжился – схема работает. В семье родились и выросли дети – значит, способ ее создания можно повторять снова и снова.

Как не стать некрофилом

Наша сексуальность устроена так, что позволяет первый год совместной жизни пережить практически без проблем. Гормональный фон высок, и мы не замечаем недостатков избранника. Любимый человек кажется нам идеальным. Действие половых гормонов в некоторой степени сходно с воздействием на мозг наркотиков: они снижают критичность ума и вызывают эйфорию. Проблемы появляются, когда гормональный фон снижается. Мы начинаем видеть в партнере преимущественно недостатки. В целом я тебя люблю, но вот так не делай… но пусть твоя мама не приходит…  но вот это не надевай… То есть это я оставлю, а вот эту часть твоей личности – ампутирую. Но ведь части бывают только у трупа. И на этом этапе все мы становимся немного некрофилами – любим не живого человека, а мертвый образ, который создали себе, пока были влюблены.

Многие проблемы в паре связаны с тем, что нас воспитали иначе, чем партнера. Допустим, в семье девочки принято было мыть посуду сразу после еды, а в семье мальчика – сразу перед едой. Она говорит: сегодня после ужина посуду моешь ты. Он говорит: «Хорошо», и, встав вечером из-за стола, берет планшет и ложится на диван. Она принципиальная, и тоже не моет посуду. Ложится спать, ворочается, вскакивает в три часа ночи и моет посуду, а заодно и всю квартиру. А утром мальчик огребает по полной – и искренне не понимает, за что. Ведь он собирался помыть посуду за полчаса до завтрака. Как поступает в такой ситуации умная женщина? Она старается договориться: не наорать, а рассказать о своих чувствах. Обычно в паре люди внимательны к потребностям друг друга, если претензии высказываются спокойно, а не в форме наезда.

Мы часто думаем, что у другого такие же умолчания, как у нас, но так практически никогда не бывает.  Поэтому все эти «как тебе не стыдно?» не работают – для партнера в отношениях недопустимо другое, не то, что кажется недопустимым нам. Есть еще одна сложность: мужчина более интеллектуален, а женщина более эмоциональна. Мысль статична: я тебя люблю, если что-то изменится, я тебя уведомлю. А чувства переменчивы, и женщина спрашивает: ты меня любишь? А сейчас? А через пять минут? А через двадцать? Это два разных мира. Но кроме мышления и эмоций у нас есть тело. Проговаривая мысли, мужчина начинает испытывать эмоции, а женщина, говоря об эмоциях, может объяснить свое поведение с точки зрения логики. Вывод прост: для сохранения брака надо больше разговаривать.

Сила рода

Родовые связи сильнее, чем только что созданная, по меркам рода, связь между мужчиной и женщиной. Часто пара расходится, потому что есть более сильные связи, которые «растаскивают» мужчину и женщину в стороны, разрывают связь между ними. Не редкость, когда теща разрушает брак дочери, а свекровь – семью сына. И очень трудно сохранить семью, если у одного или обоих партнеров связи внутри родовой системы нарушены. По той же причине иногда у женщины не бывает детей, хотя оба партнера здоровы. Если в роду когда-то погибло много детей – а таких родов в Восточной Европе тысячи: в нашей истории были и голод, и войны, и эпидемии – подсознательный страх потерять ребенка настолько велик, что женщина просто не дает себе разрешения забеременеть. Но снять этот барьер можно: к счастью, результаты бегают…

У женщин есть много способов мотивировать мужчину. Но когда мы видим человека не тем, кто он есть на самом деле, мы, условно говоря, давим не на те кнопки, которые работают именно на этом человеке. Мы находимся во власти лишних ожиданий и далеких от реальности иллюзий. Устранив родовые проекции, разобравшись со всеми внутренними бабушками и дедушками, мы начинаем ясно видеть партнера, и нам становится понятно, что делать с нашим браком. Получив свободу, мы перестаем проживать судьбу наших предков и становимся на свое место, а родовая система вместо источника проблем становится нашей силой.

Ключевое слово тут – уважение: чтобы достичь гармонии в браке, мы позволяем партнеру быть тем, кто он есть, и при этом сохраняем с ним связь. То же самое касается и родовой системы: она хочет от нас уважения к каждому из ее участников. Тогда каждый в системе становится на свое место. Если вернуться к примеру с пьющим дедушкой, его можно уважать уже за то, что он ваш дед и благодаря ему вы живете, – тем более, что его уже много лет нет на свете. Всё, система снова целая, и вам не надо искать кого-то, кто похож на дедушку-дебошира. Вы можете выбрать того, кто нужен не системе, а именно вам.

Поделиться с друзьями:

Добавить комментарий